+375 29 699-47-38
+375 29 319-05-26


Что такое гипноанализ? Механизм формирования психотравмы



PUP.BY 6 февраля 2019 г.

Гипноз. Что такое гипноанализ? Механизм формирования психотравмы

15 — 17 февраля (10:00–18:00) Обучение гипнозу и гипноанализу с Геннадием Ивановым

Онлайн и очно. Узнать стоимость можно здесь.

К сведению ниже распознанный скан выдержки из книги профессор С. Я. ЛИФШИЦ, председателя Московского Гипнологического Общества «ГИПНОАНАЛИЗ ИНФАНТИЛЬНЫХ ТРАВМ У ИСТЕРИКОВ».

«Настоящий труд является, в основе, изложением экспери­ментальных работ автора, которые им производились с 1923— 1927 года. Книга написана с сугубой сжатостью и краткостью и должна рассматриваться как постановка научной проблемы и план дальнейших научных исследований.В работах принимали участие некоторые члены Моек. Типнолог. О-ва, а также студенты I М.Г.У., которым я здесь выражаю свою благодарность.»

Итак. Что такое гипноанализ?

Фрейд, а еще более его школа *) возражают против гип­ноза, который «затормаживает, закрывает и успокаивает» в то время, как нужно вскрыть первоисточник болезненного состояния.

Подобное отношение к гипнозу является предвзятым убеждением, вытекающим. из нежелания разобраться в вопросе. На самом деле гипнотическое состояние может быть использо­вано одинаково как для суггестивной успокаивающей терапии, так и для целей аналитического исследования и для разруше­ния инфантильной амнезии.

Как раз в предыдущей главе мы показали, что между двумя крайними состояниями: бодрствующим и эмоционально ­тупым гипнозом существует ряд переходных ступеней, когда между верхним и нижним сознаниями возникают более или менее отчетливые связи. Использование промежуточных гипно­тических состояний, степень которых должна быть подобрана каждый раз сообразно с индивидуальностью гипнотика, дает прекрасное средство разрушить амнезию и восстановить про­шлые тяжелые переживания, послужившие основой поражения подсознания.

Гипноз. Что такое гипноанализ? Механизм формирования психотравмы

Этот объективный метод исследования, который облег­чается тем, что при нем верхнее сознание заторможено, а стадо- быть его цензура перестает в большей или меньшей степени мешать, я предпочитаю назвать особым термином: «гипноана­лиз». Катартический метод Breuerla подходит под данное опре­деление. Но он составляет в действительности только часть гипноанализа, ибо последний использует еще два сильных сред­ства наряду с катарзисом; анализ сновидений и метод свобод­ных ассоциаций, произведенных в гипнотическом состоянии.

Э. Сам Фрейд в последних работах сознается в том, что практи­ческая необходимость может заставить перейти от золота психоанализа к меди гипноза.

огив,,i’о.’1 o’.i^ость психоанализу, гипноанализ не тре- ’время вскрытия никаких толковательных психодогичесчих предположений, кроме разве, одной, что для наличия пси­хического потрясения должен существовать сильный внешний удар, который, и обусловливает собой инфантильную травму. Будучи во всем согласными с Фрейдом в части, касающейся значения и смысла истерических симптомов и связи их с актуальной травмой, наши данные, вытекающие из гипноанализа, дают иное представление о характере инфантильной травмы и ущемленных аффектов.

Во всех случаях, где анализ был доведен нами до конца, причиной основной травмы являлась какая-либо внешняя катастрофа, случившаяся в инфантильном возрасте.

Любая катастрофа, как сексуальная, так и несексуальная, может вызвать травму в этом возрасте. Для этого достаточно, если потрясение было настолько велико, чтб ребенок не в со­стоянии ответить на нее нормальной психической реакцией и должен был прибегнуть к истерическому механизму амнезии. Весь комплекс восприятий в таких случаях, ввиде неосознан­ных впечатлений, остается в нижнем сознании в качестве ущемленных аффектов. Вылечиться от истерии—значит нор­мально отреагировать эти ущемленные аффекты.

В терминах рефлексологии, наша точка зрения выразится следующим образом: инфантильная травма есть комбинирован­ный условный рефлекс. Реакция истерического механизма яв­ляется реакцией на условный раздражитель, каковым будет любой из ассоциативных компонентов травмы. ’Отреагировать травму—означает осознать условную связь и освободиться от условной рефлекторекой установки.

Аудио записи для лечения фобий и погружения в сверхглубокие стадии гипноза.

Инфантильная травма с ее ущемленными аффектами, по данным, гипноанализа, имеет самостоятельное об(ективное суще­ствование, которое может выявиться во вне ввиде психо-невро­патического симптома, может оставаться в скрытом латентном состоянии. При наличии здоровой конституции и благоприятной внешней обстановки, инфантильнаятравма может быть настолько подавлена и заторможена, что человек остается психически здо­ровым до старости. В других случаях разрушительная травмати­ческая энергия может нарушать функциональную деятельность организма всякого рода: сосудодвигательные, секреторные и трофические расстройства {функцион. расстройства сердечной деятельности, растройство желудочн. железы и др, органов внутренней секреции, вызвать неправильный обмен, невралгии и пр.), при чем психика остается вполне здоровой. Однако и в таких случаях, гипноанализ показывает, что реакция на внеш­ний мир остается ущемленной. Травматик, будучи вполне здо­ровым психически, все-таки воспринимает внешние впечатления сквозь флер своей инфантильной катастрофы, и мелкие стран­ности его характера, его чудачества являются элементами такого истерического подхода к окружающей обстановке. Такие случаи мы называем латентной истерией.

С научно-исследовательской точки зрения латентная исте­рия дает наиболее ценный и исчерпывающий материал для пони­мания инфантильной травмы, так как, благодаря наличию здо­ровой психики, при анализе, отчетливо разделяются между собой об’ективная и психологическая действительности.

В нашем обозначении, истерия далеко выходит за пределы клинической истерии в узком смысле слова: под истерией мы понимаем наличие у данного лица истерического механизма, т.-е. наличие ассоциативных связей между верхним и нижним сознанием, оставшихся неизжитыми со времени инфантильного возраста. Эти связи создают паталогическую реакцию истерика ка внешние впечатления.

Гипноанализ, при вскрытии, не нуждается в толковании. Он восстанавливает забытые об‘ективные факты инфантильной жизни, при чем проходит, едва затрагивая, мимо ряда внутрен­них психических конфликтов, на которых с ударением остана­вливается психоанализ {кастрационный, инцестуозный и нарци- стические комплексы). С такого же вероятностью, в своем психо­логическом устремлении, психоанализ проходит мимо . суще­ственных моментов основной травматической катастрофы, кото­рой мы придаем особое значение. Выздоровление при гипноанализе происходит не столько за счет понимания связи между симп­томами и инфантильной катастрофой (это понимание приходит само собой), сколько за счет отреагирования ущемленных аффектов от катастрофы, которое происходит при гипноанализе с необычайной аффективной силой. Здесь действительно можно травматик заново переживает свою инфантильную ^строфу и изживает ее в сильных эмоциях,

Если вскрытие содержания сновидения в гипнозе, которое мы явсли как основную часть гипноаналитической техники, сильно отличается от психоаналитического толкования сноведений— отличается не только по методу, и по содержанию. Психоана­литическое толкование выявляет те скрытые желания или дру­гие чувства пациента, которые он в свое время пережил и кото­рые были затем вытеснены. Гипноализ интересуется объективными внешними фактами, которые травматически потрясли ■ пациента. Эти факты и должны быть вскрыты ги пн о аналити­ческой обработкой сноведения. Для того, чтобы понять как это. происходит, надо представить себе весь механизм образования сноведения не с суб‘ективной, а с об‘ективной точки зрения.

Механизм этот заключается в следующем: инфантильная катастрофа вызвала инфантильную травму, . которая ввиде неотреагированного комплекса впечатлений находится в нижнем сознании. В последующей жизни у пациента всякие пережива­ния, которые по ассоциации подсознательно напоминают инфан­тильную травму, волнуют и в качестве вторичных травм при­соединяются к инфантильной. Получается некоторая много­этажная надстройка, которая всегда имеется в латентном состо­янии и при. любой неосознанной ассоциации может ожить. Сно­видение является одним из моментов такого оживания -трав­матического комплекса, который в искаженном виде, благодаря цензуре верхнего сознания, дает явное содержание сна. В иска­женном символистическом виде заключается его скрытое содержание.

Последнее включает в себе как вторичные, так и первич­ные травматические переживания и факты; большей частью один только вырванный фрагмент этих фактов. Цензуре . верх­него сознания отводится при таком толковании следующая роль: она стремится скрыть тяжелые факты прошлого и представить их в возможно отдаленном символизированном виде. Травматик, повидимому, вообще не спит спокойно. Во время сна, под влия­нием каких-либо дневных ассоциирующих слов, встреч или пере­живаний, оживает его травматическая надстройка и одной своей частью прорывается ввиде сноведения.

В каждом сноведении мы имеем, таким образом,, многослож­ность конструкции. В нем имеются элементы вчерашних днев­ных переживаний, под ними скрываются более ранние травма­тические переживания (актуальная и последующие травмы) и, наконец, основной травматический комплекс. Все связывается между собой переплетенной цепью ассоциаций, смысл которых нужно выявить. При психоаналитическом толковании сноведений необходимо составлять длинные ассоциативные цепи, чтобы обойти верхнее сознание и его сопротивление.

Гипноз. Что такое гипноанализ? Механизм формирования психотравмы

Вся эта работа в’ значительной степени облегчается, если производить анализ сна в гипнотическом состоянии. Верхнее сознание до известной степени заторможено, а вместе с тем подавлено его сопротивление и значение сна.получается легко, минуя промежуточные ассоциативные связи. Кроме того, всегда представляется возможным ограничиться анализом смысла сна в строго определенном разрезе, не разбрасываясь на побочные значения и не нарушая планомерности аналитической работы. Обычно мы ограничивались тремя плоскостями значения сна, добавляя другие моменты только по мере надобности. 1.) Откуда взята основная архитектоника (форма) сна[1]), 2) какое актуаль­ное переживание сон означает [2]) и 3) какой инфантильной травме он соответствует?

Пример: Одна молодая особа видит сон: «была вчера на Ни­китской ул., по которой ехала подвода. Появляется велосипедист. Лошади вдруг взбесились и понесли. Я страшно испугалась» и т. д.

Выявление смысла сна а гипнотическом: состоянии:

1- е. «Внушаю вам вспомнить, откуда появилась форма сна»?

О твет: «я вчера была действительно на Никитской, по ко­торой проезжала подвода. Но лошади не бесились и я не боялась».

2- е. Внушаю вам вспомнить одно из более ранних происше­ствий, которое обозначает этот сон. Ответ: «недавно я была у врача по носовым и горловым болезням. Он должен был мне сде­лать прижигание горла. Вначале он покойно меня исследовал; потом порывисто (чисто взбесился—лошади взбесились) схватил инструмент (инструмент этот и есть велосипед во сне) и полез в горло. Я действительно была испугана, скорее потрясена»,

л Б третьих здесь необходимо. Потому что непонятно, почему действия врача так потрясли рассказчицу? «Внушаю вам вспомнить, какое забытое происшествие в раннем детстве напом­нили вам сон и переживание у врача?

Ответ: «Врач—это друг дома X, Мне 3 года. X со мной покойно сидит. Затем внезапно расстегивается и лезет ко мне в рот с грязными намерениями. Так грубо он поступает в пер­вый раз, хотя и раньше делал со мной гадости».

Тут выявляется один момент общей травмы больной. При этом оказалось, что со времени указанного эпизода, втечении примерно двадцити лет, у больной появилось и продолжалось отвращение к еде.

(К семнадцати годам у нее обозначился туберкулезный процесс, отсутствие аппетита сильно мешало ее поправке).

Таким же образом можно использовать метод свободных ассоциаций в гипнотическом состоянии. Благодаря заторможен­ности верхнего сознания, ассоциативные цепи делаются короче и быстрее приводят к изначальным инфантильным переживаниям.

Аудио записи для лечения фобий и погружения в сверхглубокие стадии гипноза

При условии, конечно, что степень гипнотического состо­яния подобрана, применяясь к индивидуальности больного. Более сильный гипноз, особенно у эмоционально-тупых, вызывает, обратно, обрыв всяких ассоциаций и укрепляет амнезию, так что у них в таком состоянии почти ничего нельзя добиться, во всяком случае меньше, чем в бодрствующем состоянии.

Вероятно, такие случаи, будучи неправильно обобществлены, й послужили к тому, что Фрейд отказался от гипноза как аналитического средства.

При психоаналитическом вскрытии травм, пациент все время

Текущие сновидения, оказывается, являются продолжением аналитической работы текущего дня. Они восстанавливают такие факты из прошлых переживаний, на которые наткнулось воспо­минание больного накануне, но которые не были вскрыты, бла­годаря амнезии. Вследствие этого, работа делается планомер­ной и быстро ведет к цели.

Если для психоанализа в его классической форме по Фрейду требуется от б-ти месяцев до 2-х лет, чтобы вскрыть инфан­тильную травму, которую мы получим в качестве психологи­ческой правды, то для гипноанализа достаточно от 20-ти до 40 сеансов, чтобы найти и вскрыть самую глубокую относящуюся к 3-м, 2-м и даже второму году жизни инфантильную травму, и получить ее ввиде об’ективных фактов прошлого. Эта быстрота анализа благоприятна еще тем, что она сильнее захватывает больного и не дает событиям его обыденной текущей жизни разбивать настроения, благоприятствующие вскрытию.

Содержание сновидения, как и содержание травматического переживания многоэтажны и для отличия отдельных моментов мы применяем следующую терминологию: 1) первичной инфан­тильной травмой мы называем тот комплекс катастрофических переживаний, который относится к инфантильному возрасту до 5-ти лет и полностью покрыт инфантильной амнезией. 2) Вторичные травмы, это те тяжелые переживания, которые относятся к более взрослым годам и которые по своей вну­тренней ассоциации связаны с инфантильной и 3) актуальной травмой мы называем обычно последнюю из вторичных травм, являющейся причиной и содержанием данного истерического симптома.

Эта многоэтажность травматического комплекса, как она вскрывается при гипноанализе, может быть представлена ввиде следующей схемы:

Инфантильная травма—2 Уг. г Ребенок в коляске. Нянька начинает его внезапно обнимать, целовать и онаниро¬вать, Ребенок кричит, отбивается. Ему < закрывают рот и он начинает задыхаться. От слабости, расстройства сердечной дея-тельности и сексуального возбуждения— полуобморочное состояние.

Вторичные травмы. Ребенок натыкается на любовную сцену матери с другом дома._ 7 л< Подруга втягивает в взаимный онанизм, который тянется некот. время. _ § л. Изолированный порыв к онанизму, во время которого ребенка .застает отец. Сильное потрясение. — 13 л. На улице сталкивается с экги- ( биционистом, который преследует девочку.

Сверхглубокие стадии гипноза

Актуальная травма. В результате потеря обоих. Развивается истерический симптом в виде функционального растройства сердечной деятельности, общей слабости и частых обмороков.

В дальнейшем мы будем придерживаться следующего обо-значения; травматиком называется всякий, кому причинена инфантильная травма. Травматики делятся на явных истериков и латентных истериков, при чем первых значительлно меньше чем вторых. «Мы все немножко истерики», как говорил Мебиус.

Гипноанализ является об’ективньш методом исследования. В то же время он является и самым глубоким методом, он вскрывает такие далекие и тяжелые . события прошлой жизни, которые ни одному методу, в том числе и психоанализу, не­доступны. .

Мы можем сравнить данные гипноанализа и психоанализа между собой и посмотреть в какой мере они друг друга покры­вают и где они друг другу противоречат. В вопросе о содержа­нии истероневропатического симптома и стало быть о значении актуальной травмы результаты обоих методов совпадают; также совпадают данные о значении и символике сновидений, хотя в последней части гипноанализ вносит ту поправку, что значения символов в сновидении не так устойчивы, как предполагает Фрейд, и в каждом индивидуальном случае требуют проверки.

Сильное расхождение начинается по вопросу о генезисе и содержании основой инфантильной травмы.

По Фрейду душевная травма образуется в результате кон­фликта между libido ребенка и невозможностью свободного его удовлетворения, вследствие столкновения с воспитанием и моральными требованиями. Отсюда дальше развивается либо нарцистическ. комплекс, либо инцестуозные влечения и эдипов-1 ский комплекс, которому в психоанализе приписывается такое громадное значение.

Данные гипноанализа говорят совсем о другом. Разрушая инфантильную амнезию, мы приходим к изначальным фактам, которые свидетельствуют о том, что основное нарушение душев­ной жизни ребенка возникает не из столкновения внутренних психологических моментов между собой, а из столкновения с внешней грубой силой. Какая-либо потрясающая катастрофа, в том числе насилие взрослого человека над ребенком в самом реальном и грубом значении этого слова, являются всегда содер­жанием изначальной травмы, если анализ доведен до конца.

Любое насилие непреодолимой силы над ребенком в воз­расте, когда действует его аппарат .инфантильной амнезии до

4_ :б лет, создает травматический удар: страх перед большим бедствием, наводнение, пожар, пережитые в одиночестве, продол­жительное голодание, потеря близких среди незнакомой или враждебной обстановки, убийство близких на глазах у ребенка, покушение на убийство самого ребенка и т. п. Но все эти обстоя­тельства встречаются сравнительно редко; в большинстве случаев ребенок погибает в этих тяжёлых испытаниях и сталобыть не может быть предметом исследования. Зато насилие взрослого чело­века над ребенком в сексуальных целях является наиболее часто встречающимся и, к сожалению, необычайно часто встречаю­щимся насилием, сопровождающимся к тому же наиболее сильным психическим ударом, так как к страху и подавленности перед непреодолимой силой присоединяется и сексуальное потрясение.

Мы привыкли думать, что сексуальные насилия над ребен­ком явления необычайно редкие, поскольку эти случаи лишь изредка фигурируют в криминалогической хронике. Но не сле­дует забывать, что вряд ли 1/ю всех обнаруженных насилий доходит до суда, ибо родные прекрасно понимают, что огласит насилие—значит погубить всю будущность ребенка. Это вели­колепно изображено у Мопассана.

Все усилия родных сводятся к тому, чтобы дело замять, лишь бы ребенка спасти и вылечить от физического поранения. С дру­гой стороны, случаи обнаруженных насилий составляют ничтож­ную долю тех случаев, которые остаются необнаруженными.

Как показывает гипноанализ, в психихе и физиологии инфан­тильного возраста существует ряд обстоятельств, способствую­щих безнаказанному сокрытию насилия.

1: Насилие в подавляющем большинстве случаев влечет за собой очень небольшие физические поранения, которые быстро сами собой заживают и проходят незамеченными, если не возникло подозрений. *).

2. Ребенок во время насилия до того подавлен, что внешне совершенно не реагирует, не кричит, не бьется, находятся в полуобморочном состоянии и этим сильно помогает насильнику в его целях.

*) Эти данные, сходятся с данными криминалистов, кот. говорят, что при насилии маленьких девочек с разрывом плевы, на 5-й день последняя заростает.

2. Душевное потрясение у ребенка настолько велико, что он стремится поскорее все забыть. Немедленно после насилия вступает в действие механизм инфантильнол амнезии. Поэтому ребенок не жалуется и никому ничего не рассказывает он все забыл.

3. В подавляющем большинстве случаев насилие совершается близкими людьми: няньки, кухарки, гувернантки, лакеи, друзья дома, старшие братья и сестры и друг, родственники до деду­шек включительно. (Отец и мать по нашим данным, ни разу не участвовали в насилии). Т.-е. насилие совершается такими ли­цами, по отношению к которым не существует никаких подоз­рений, ш, наоборот, охране которых поручается ребенок.

Поскольку в основу травмы приходится класть насилие, как первый удар, все дальнейшие психические конфликты следует считать, очевидно, следствием, ане причиной. С этой точки зрения и Эдиповский комплекс теряет все свое роковое содержание, а становится привходящим элементом.

Когда больной вспоминает, что ребенок, приласкавшись к матери, почувствовал сексуальное возбуждение или, увидев отца голым, почувствовал к нему ненависть, то к этому следует отнестись на основе нашего опыта, только следующим образом: стало-быть где-то раньше у ребенка был такой травматический удар, который сделал его сексуально больным. И, действительно, подобным Эдиповским переживаниям всегда предшествует инфан­тильная травма/при чем оказывается, что отец просто подсоз­нательно ассоциировался с насильником, а .мать с той женщи­ной, которая впервые ребенку нанесла сексуальный шок.

Ущемленные аффекты также приобретают при; гипноана­лизе иное, более реальное и объективное значение. Насилие вызывает в ребенке, как показывают данные гипноанализа, целый комплекс непереносимых ощущений: страх перед неизвестным, беспомощность перед подавляющей силой, сильная физическая боль и сексуальное возбуждение. Весь этот комплекс ощущений совершенно не осознается ребенком, ущемляется и ассоциативные связи могут оказаться и более сложными, но они всегда приводят к изначальной травме.

Только при лечении гипнозом может быть отреагирован с трудом, посте­пенно и по частям. Реакция при отреагировании бывает необы­чайно бурной и сильной, показывая какого напряжения достигали аффекты.

Сексуальное возбуждение, которое впервые здесь насиль­ственно вызвано у ребенка, носит естественно характер патало- гического возбуждения, ничем неутолимого. Когда весь комплекс оказывается ущемленным и начинается разрушающая работа травматической энергии в: нижнем сознании, всякая ассоциация вызывает у ребенка сексуальное возбуждение с отголосками остальных аффектов. В этом состоянии травматического воз­буждения, отец, мать и близкие теряют для ребенка их обыч­ный смысл—они также его раздражают и возбуждают, как и все остальное окружающее, которые по ряду признаков: по росту, потому что они взрослые и т. д., ассоциируются с насильником.

Эдиповский комплекс при.таком освещений теряет свое специфическое значение. Ребенок не страдает от родителей больше, чем от других окружающих его взрослых. С момента травмы всякая, хотя-бы далекая ассоциация вызывает возбу­ждение вместе со всем остальным травматическим комплексом, т.-е. со страданием.

Но расходясь с психоанализом в понимании смыслам зна­чения инфантильной травмы и характера ущемленных аффек­тов, гипноанализ в общем дает материал, который подчеркивает значение сексуального элемента в травме.

Правда, по данным гипноанализа сексуальный элемент не имеет специфического значения, он обязан своим большим удельным весом только тому обстоятельству, что насилие взрослых над ребенком явление, часто встречающееся. Но в под­черкивании основного значения сексуальности, конечно, нельзя не усмотреть известного подтверждения результатов обоих мето­дов. Разница только, в том, что психоанализ ищет причину в самостоятельном развитии инфантильной эротики, гипноанализ’ находит причину в окружающей среде.

Источник https://classicalhypnosis.ru/stati-o-fobiyah/gipnoanaliz.html