+375 29 699-47-38
+375 29 319-05-26


Онкология разделила жизнь на до и после... Центр Человека / Главная / Благодарности /

Онкология разделила жизнь на до и после...

Татьяна жила размеренной, наполненной заботами и хлопотами жизнью. После 18 лет пребывания вчетвером в 11-ти метровой комнатушке в общежитии военного городка радовалась ключам от новой собственной квартиры, строила планы... Ничто не предвещало, что в один прекрасный день она отправится на работу, а вернется только через полгода, и то временно...

Она, медицинская сестра, привыкла видеть многое, и предположить не могла, что сама станет пациенткой. Онкология внезапно ворвалась в ее жизнь. Нет, какие-то симптомы были и раньше, она их игнорировала — она ведь сильная, со всем справится сама. Только то утро останется в памяти навсегда.

"Накануне этого дня вечером я резко почувствовала во всём теле ярко выраженное утомление. Ночью проснулась от чувства сдавливания в горле, мокроты. Вскочив с постели, увидела, что у меня открылось носовое кровотечение. Ладно. Приду утром на работу, там и разберусь, в чём проблема. Утром стало хуже, такого никогда со мной не было, просто уходили жизненные силы, прям вытекали ручейком куда-то. Кружилась голова, меня шатало по сторонам, в глазах всё плыло, шум в ушах! Собрав все силы, я всё же дошла до работы и сразу направилась в лабораторию на анализ крови. По дороге обнаружила, что на моём теле стали появляться маленькие кровоподтеки, гематомки. А, когда укололи палец, я испугалась! Крови не было, текла просто чуть розовая жидкость«,- так описывает Татьяна тот день в своей книге. «Мои дети, как они отреагируют, что со мною что-то не то. Ведь они, мои девчонки, меня всегда видели абсолютно здоровой...» Результаты анализов ошеломили — 86% бластов, острый промиелоцитарный лейкоз М3.

Тогда она еще до конца не понимала, что уже осталась без поддержки. Муж испугался. Он не смог принять ее болезнь, ушел. Да, дети общие, отношения поддерживаются хорошие, но он больше не был с ней. Татьяна осталась одна со своей болезнью. Все силы надо было найти в себе самой.

«День-ночь. Ночь-день. Зима-весна. Весна-лето..., и снова так....Так сложились годы — годы моего длительного лечения. От начала каждого курса химиотерапий до начала следующего курса ровно 45 дней, и потом снова химия, и снова, бесконечная череда в целых 3 года. Неделю капалась химия, утром и вечером, затем неделю глубокое действие лекарства, на подавление иммунитета, время как застыло для меня. 3-4 дня я находилась в состоянии полной обесточенности, обессиленности так, что нуждалась в уходе.. Отдыха было мало — всего неделя. И снова химия. Я понимала, что это испытание не только для меня, но и для моих близких...Проверка на прочность друзей, отбор. Не мне судить каждого. Ни одной мысли сдаться я не допускала».

Вера в жизнь. Вера в любовь. Вера в себя. Вера, вера, вера.... Тот, кто не верил — сходил с дистанции. Как-то в палату к Татьяне поселили девушку, у нее была первая стадия, совсем мало бластов. Она не верила, она сразу сказала, что это конец. И через месяц ее не стало... А Татьяна хваталась за каждую соломинку. Она верила врачам и выполняла все предписания. Как-то ей пришло, что болезнь ее сокрыта в ее психике, в ЕЕ ПСИХИКЕ. Как медик, она приняла такой подход к проблеме и начала изучать. И чем больше углублялась в книги, общение — тем больше понимала, что на правильном пути.

Три года химий. Тело выжжено изнутри, гормональный фон разрушен, но она жива. И она начала искать, как восстановиться.

«Нужна индивидуальная инструкция, с подходом и поэтапной работой. О нет, самой составить сложно, чтобы был конкретный положительный результат. Мне нужен! Мне точно нужен профессионально опытный руководитель. Но вот где его найти? За неделю я столько обзвонила специалистов, ого-го! А в ответ слышала одно и то же: «Ну, можем попробовать помочь вам». Нет, это неуверенный ответ, не то. Надо искать, я точно найду! В один воскресный тихий осенний день я наткнулась в Интернете на очень интересный сайт «Центра Человека» (pup.by), где узнала про самогипноз. Руководитель Минского клуба самогипноза — психолог, гипнолог Гребенюк Олег. Давай, давай звони! С уверенностью голос на другом конце произнес: «Я понял Вас, услышал и знаю, как помочь».

Татьяна пришла на занятия в клуб. Нет, там не лечат. Там учат смотреть на мир иначе, через призму своих убеждений и вторичный выгод, но замечая и распознавая их, и в зависимости от этого, меняя свои реакции осознанно. Там учат входить в глубокое трансовое состояние самогипноза, возвращаться в то время, когда тело было совсем здоровым, и работать по определенной схеме на самовосстановление. Там учат, как вернуться в ту ситуацию, которая волнует и беспокоит, понять, осознать и завершить ее, а потом удалить, не оставив в теле отпечатков горечи, вины, разочарования. Все в топку времени, все заменяем любовью и живем, а тело учим возвращать параметры здоровья в гормональном фоне, в работе органов и систем. Там учат работать над собой по определенным методикам и правилам, а делать или не делать — выбирает сам человек. Он же и делает.

8 месяцев занятий. Татьяна уже сама стала специалистом и с радостью помогает тем, кто только пришел, консультирует, поддерживает. Ее тело быстро начало восстанавливаться, настолько быстро, что с лихвой опережает все самые благоприятные прогнозы. Она изменилась и физически, и внутри. Стала писать стихи, одна за другой на бумагу ложатся главы ее книги — истории одной борьбы за жизнь, одной веры, одной надежды, которая смогла победить болезнь и вернуться к нормальной жизни. Теперь она из любой ситуации выходит без эмоций, она не растрачивает сил на пустое, ведь ей они нужны на все то, что она уже задумала, но еще не реализовала!

Мы обратились за пояснениями к Олегу Гребенюку, так что же такое волшебное он делает, что человек быстрыми темпами восстанавливает свое здоровье? Мы понимали, что, размещая такой материал в Интернете, мы провоцируем одних бежать и требовать, чтобы их вылечили, а других — орать, что тут сборище сказочников и мошенников.

— Я возвращаю веру в себя людям, которые ко мне обращаются. Татьяна пришла ко мне в очень неуравновешенном состоянии. Ее «Я» было просто рассеяно. Она не верила в себя, хотя в ней заложен очень сильный механизм, благодаря которому она победила болезнь. Но непрофессиональные подходы, когда человека уводят от понимания, что именно сам человек решает и может сделать все, что все силы и механизмы внутри самого человека, их нет снаружи, все ключи внутри себя, именно уход от понимания этого наносит вред человеку. То, что мы делали — это находили тот ключик, который вернет уверенность и понимание Татьяне, что она сама хозяйка своей жизни. И от нее зависит, как она думает, как она реагирует, как она относится, какая будет ее дальнейшая жизнь. Я не медик, я не лечу людей. Я обучаю их тело иначе реагировать, и их работать со своим телом. И это дает свои результаты. В какой-то момент мы сменили подходы — работу с Татьяной продолжил Сергей. Он работает мягче. Методы надо подбирать по факту.

— Так что ты скажешь тем, кто сейчас болен и читает этот материал?

— Нет ничего волшебного в этой работе. Прежде всего, человек должен обследоваться у врача и получить медицинские услуги. Любые методы обучения гипнотерапии или психотерапии — это все дополнение к медицинскому лечению. Если оно закончено, то можно работать с человеком психологически, чтобы изменять его реакции на какие-то нежелательные последствия, восстанавливать нужные ему реакции. Я не берусь за больных, я не доктор, я не лечу, исключено, что я буду работать с людьми, которые считают, что гипнотерапией можно излечить рак. Может быть это и возможно, но я по-человечески не хочу этим заниматься. Есть доказанные методы, доказательная медицина, которая намного прогрессивнее. В работе с Татьяной я не ставил медицинских целей, у меня не было медицинской поддержки, чтобы было постоянное наблюдение динамики. Что я мог себе позволить — это наблюдать за результатами анализов, которые Татьяна сдавала где-то раз в месяц. И смотреть, как двигаться дальше. Смотреть за человеком, какой он становится, как себя ощущает, получать обратную связь не только по тому, что он сам говорит, но и со стороны. Те, кто приходит на клуб, это все видят. Все видят, как человек превращается из гадкого утенка в красивую птицу...

Болезнь меняет человека. Если брать психотерапевтическую основу, то в причине любой болезни сокрыта вторичная выгода, она чему-то учит человека, если простым языком. Она требует изменения человека в его проявлениях в жизни. При комплексном подходе, когда с телом работают лекарства, а со вторичной выгодой — психолог, результативность выздоровления возрастает кратно. И не важно, кому будет присвоена заслуга в результате. Так уж сформировано в социуме представление, что либо врач помогает пациенту, либо целитель (экстрасенс). Психотерапевт (психолог) из этой цепочки как-то априори исключается за невозможностью положить на какую-то из чаш весов, хотя фактически помощь целителя и психотерапевта (психолога) в данном контексте очень близки по сути, но разнятся по лексике. А ведь это деструктивный подход. Он лишает человека возможности использовать все механизмы для достижения оптимального результата.

Нет одинаковых людей. Нет одинаковых причин заболеваний. А значит, нет и одинаковых рецептов от болезни. И каждый имеет право на то, чтобы собрать свой уникальный набор инструментов и средств для самоизменения и выздоровления, от медицинских до экстрасенсорных.

Для соцсетей: на странице нашего сайта можно просмотреть видео интервью с Татьяной

https://www.youtube.com/embed/KpbItYBGxZY