Телепатия, ясновидение, хроники Акаши и пр. через призму науки Центр Человека / Главная / Почитать / Маги, колдуны и экстрасенсы — а есть ли «ясновидение» в принципе? /

Телепатия, ясновидение, хроники Акаши и пр. через призму науки

Вот уже который год мы приглашаем в Минск и проводим семинары по самым, казалось бы, мистическим темам, периодически развенчивая в них мистику и расставляя точки над i с позиции науки. За это время накопилось много материала по возможностям психики человека и психологии в целом, который пока используется в личных целях, иногда даже не задумываясь, на автомате. Иногда же возникает мысль его систематизировать и дополнить экспериментами.

Образное общение, внушение или суггестивные связи?

Во время наших недавних путешествий по Перу и Индии мы столкнулись с проблемой: мы не знали ни испанского языка, ни кечуа, не говорили на наречиях индусов, и даже с английским было совсем плохо. Однако, и это особенно ярко проявилось в Индии, где у нас не было проводника, мы практически не испытывали затруднений в общении в кафе, лавках, магазинах, рынках. Впервые эту особенность образного общения мы заметили в Перу на рынке. Итак: мы подходим к продавщице, хотим купить фрукты, коих там бесконечное множество, название многих мы не знаем в принципе, выбираем сначала виноград, смотрим ей в глаза, представляем гроздь винограда, держим образ в процессе разговора и спокойно по-русски просим взвесить гроздь синего перуанского винограда. Потом отпускаем ее взгляд и ждем. Она безошибочно подходит к лотку с виноградом, показывает на него и переспрашивает, это ли мы хотели (по жестам уже все очевидно). Киваем, что да. Она взвешивает, на калькуляторе набирает сумму, много говорит при этом, но уже все просто и понятно. Покупка сделана. Точно также обстоит дело, когда хочешь купить что-то, название чего не знаешь. Просто держишь образ, смотришь в глаза и просишь продать «эту хрень» — и продавец безошибочно ее находит. Лишь один раз, когда мы впервые искали дорогу на рынок, но не могли его представить, как он выглядит, в силу того, что не знали национальных особенностей, нам пришлось загрузить в телефоне переводчик, найти десяток слов и вместе с перуанцем перебирать каждое, пока до него не дошло, чего же мы хотим.

Что лежит в основе такого общения? Ответ на этот вопрос помогает найти великий ученый Владимир Михайлович Бехтерев в своей книге «Внушение и его роль в общественной жизни». Оказалось, что когда-то совместно с Дуровым он проводил аналогичные эксперименты, только на животных:

«Совершенно случайно после долгих лет совершенного индифферентизма к цирковым представлениям я посетил цирк „Модерн“ на Петроградской стороне. Оказалось, что наряду с другими представлениями в этот вечер показывал публике силы своих нервов, сосредоточиваюсь до полного забвения окружающего меня внешнего мира на одной мысли. А мысль эта состоит в том, что я должен запечатлеть в своей голове очертание интересующего меня предмета (в данном случае стола и книги) до такой степени, что, когда я оторвусь взглядом от данного предмета, он все-таки должен стоять передо мной как живой. Я это и делаю. В течение приблизительно полминуты я буквально „пожираю“ предмет глазами, запоминаю малейшие его подробности, складки на скатерти, трещины в переплете книги, узор скатерти и т. п. Довольно, запомнил!

Я властно поворачиваю к себе Лорда и смотрю ему в глаза, вернее, дальше глаз, куда-то внутрь, вглубь. Я фиксирую в мозгу Лорда то, что сейчас зафиксировано в моем мозгу. Я мысленно спокойно рисую ему часть пола, следующую к столу, затем ножку стола, затем скатерть и, наконец, книгу. Собака уже начинает нервничать, беспокоиться, старается высвободиться. Тогда я ей мысленно даю приказание, мысленный толчок: „Иди!“ Лорд вырывается, как автомат, подходит к столу и берет зубами книгу. Задание исполнено. Лорд чувствует себя облегченным, как будто с него свалилась давившая его огромная тяжесть, и постепенно успокаивается».

Ряд такого именно рода опытов был произведен в моей квартире над небольшой собачкой Пикки мужского пола из породы фокстерьеров, очень бойкой и шустрой по натуре. Опыты были произведены в послеобеденное время в присутствии нескольких членов моей семьи, в том числе двух врачей — О. Бехтеревой-Никоновой и Е. Воробьевой. Всего было произведено шесть опытов, из которых четыре первых опыта были осуществлены Дуровым и два опыта произведены лично мною. Задание первого опыта состояло в том, чтобы Пикки подбежала к обеденному столу, который еще не был убран, и схватила зубами лежащую близ его края одну определенную салфетку, ничем в остальном не выделявшуюся из ряда других лежащих на том же столе салфеток. После установления этого задания собака приглашается вскочить на стул, стоящий около стены. Пикки немедленно выполняет приказание и усаживается на сиденье обыкновенного венского стула. Тогда Дуров, стоя спиной к обеденному столу, придерживает голову собаки обеими руками и сосредоточенно смотрит ей в глаза, думая о том, что она должна сделать. Так дело продолжается с 1/2 минуты, не более, после чего морда собаки, уже начинающей беспокоиться, освобождается от рук, и маленькая шустрая собака стремглав бросается к обеденному столу, схватывает условленную салфетку зубами и торжествующе несет к экспериментатору.

Второй опыт, по общему соглашению, должен был состоять в следующем: собака должна была снять зубами книгу с этажерки, стоявшей у стены комнаты. Снова Пикки на стуле. Опять Дуров придерживает своими руками ее мор-дочку, сосредоточивается на задуманном предмете не более 1/2 минуты. После этого Пикки срывается с места, бежит прямо к этажерке, зубами берет задуманную книгу и тащит по назначению.

Третий опыт по моему предложению должен был быть выполненным следующим образом. Собака должна вскочить на предрояльный стул и ударить лапой в правую сторону клавиатуры рояля. Снова прежняя процедура. Пикки на стуле. Дуров сосредоточенно смотрит в ее глаза, некоторое время обхвативши ее мордочку ладонями с обеих сторон. Проходил несколько секунд, в течение которых Пикки остается неподвижным, но, будучи освобожден, стремглав бросается к роялю, вскакивает на круглый стул, и от удара лапы по правой стороне клавиатуры раздается громкий трезвон нескольких дискантовых нот.

Четвертый опыт по моему предложению должен был состоять в следующем. Собака должна была после известной процедуры внушения вскочить на один из стульев, стоявших у стены комнаты позади собаки, и затем, поднявшись на стоящий рядом с ним круглый столик, должна была, вытянувшись вверх, поцарапать своей лапой большой портрет, висевший на стене над столиком. Казалось бы, это еще более сложное действие по сравнению с предыдущим нелегко выполнимо для собаки. А между тем после обычной процедуры сосредоточения и смотрения в глаза в течение нескольких секунд Пикки спрыгивает со своего стула, быстро подбегает к стулу, стоявшему у стены, затем с такой же быстротой вскакивает на круглый столик и, поднявшись на задние лапы, достает правой передней конечностью портрет, поцарапав его немножко своими когтями. Если принять во внимание, что оба последних опыта осуществлены по заданию, известному только мне и Дурову и никому больше, что я был все время рядом с Дуровым и неотступно следил как за самим Дуровым, так и за собакой и не мог при этом заметить ничего, объясняющего выполнение собакой задуманного задания, так нельзя было более сомневаться, что собака способна при вышеуказанных условиях опыта проделывать какие угодно сложные действия, доступные ее выполнению."

Впрочем, в этой же книге приводятся и эксперименты на людях, но немного в другом ключе.

Внушению подвержены все люди в той или иной степени. В коллективе внушаемость возрастает, поэтому коллективными реакциями значительно легче управлять на начальном этапе, потом возрастает внутреннее влияние индивидуумов друг на друга и толпа обретает коллективное сознание. Именно поэтому для раскачки «майданов» и баррикад всегда использовались провокаторы. Хочешь, чтобы группа интеллигентов превратилась в ревущую безмозглую толпу — добавь в нее «олигофрена», по возможности, агрессивного. Сознание толпы будет ориентировано на сознание самого слабого игрока. Вы верите, что не подвержены внушению (или не гипнабельны)? А зря. Таких людей нет. Впрочем, и людей сомнабулического типа всего 5-10% от общего числа. Все же остальные подвержены внушению в зависимости от степени их доверия лицу (или источнику информации) внушающему. Чем больше верите — тем больше допускаете возможность внушения. Идеальный вариант для программирования — секты, религиозные объединения (не важна конфессия, важен принцип работы), а также, как варианты, съезды, культурно-массовые мероприятия, митинги, шествия (по тематикам) и пр.

Есть другая сторона медали: люди сомнамбулического типа легче всего получают информацию из общего энергоинформационного поля, им доступны с минимальными усилиями те способности, которые закрыты для людей с жесткими концепциями, им легче выжить в экстремальной ситуации, принять то неординарное решение, до которого обычный консерватор не дошел бы, медитируя годами. Возможности транса неисчерпаемы.

Есть направление психологии — суггестология. Суггестология — отрасль психологии, изучающая механизмы внушения, гипноза, как на расстоянии, так и вблизи, как мысленно, так и словесно и способы его практического применения. За основу берется мысль, расстояние, телепатия, внушение и гипноз. В народе к суггестивным влияниям относят снятие информации с другого человека. С одной стороны — вы можете внушить, что вам надо. С другой — вы можете узнать о человеке то, что вам надо, не задавая вопросов. Вторая часть медали безумно интересна как минимум бизнесменам. Причем механизмы реализации различны: от общения на уровне подсознания до прямого знания в нужный момент времени. В любом случае, для того, чтобы были суггестивные связи, трансовое состояние (или измененное состояние сознания) обязательно.

От себя лишь замечу — к хорошему привыкаешь быстро. И жизнь становится другой. Первое, и это самое важное, ты каждой клеточкой своего организма осознаешь, что нет плохих или хороших людей, нет плохих или хороший убеждений, программ, установок и т.д. Есть замысел Творца на проживание определенного опыта в данном теле. Любая из программ, в том числе ограничивающих или негативных по нашему пониманию, божественно прекрасна. Когда есть такой подход и полное принятие человека — тогда есть и шлюз на получение информации.

Есть еще много тонкостей, возможно, когда-нибудь будет иметь смысл их описать. А сейчас: хотите знать о себе больше — читайте! Изучайте самого себя. Ведь нет ничего более сложного, глубинного, не разгаданного, чем сам человек! Ходите на тренинги к интересным, а главное, профессиональным психологам, психотерапевтам, представителям интересных органов и т.д..... Ключевое слово — профессиональным!

Удачи вам на пути самопознания!

Наталья Зайцева для сайта http://pup.by/. Копирование материала разрешено со ссылкой на автора и сайт http://pup.by/.

Читать по теме /article/522