О парасомнамбулизме как о двери в ресурсы психики



PUP.BY 31 октября 2018 г.

О парасомнамбулизме как о двери в ресурсы психики

Сегодня мы будем говорить о парасомнамбулизме — явлении в психике, к которому мы плотно подошли в рамках экспериментальных исследований в проекте «PUP.BY — Центр Человека», что это такое, и как его можно эффективно использовать в жизни. Итак, сон во сне.

«Парасомнамбулизм — это состояние активного бодрствования в гипнотическом трансе. Человек выглядит как обычный лунатик, чувствует себя бодро, активно и трудно понять, что он находится в состоянии глубокого гипнотического сна. Г.В. Рожковским были сформулированы основные отличия данного состояния от гипнотического сомнамбулизма (Рожковский, Москети, 1978), а именно: снижение избирательности рапорта, тенденция к саморазвитию ситуации, особо легкая внушаемость программы действий, в частности, изменение как аллопсихической, так и аутопсихической ориентировки». Так описал это явление Денис Борисевич.

Давайте проговорим нормальными словами, что мы делаем. Мы берем человека, садим в кресло, погружаем классическими приемами в пассивный транс, отслеживаем физиологические реакции по таблице Каткова. Так как мы работаем с сомнамбулами, то из любой из стадий погружения от 3,1 до 3,3 можно навязывать через рапорт гипнотику активную роль. Здесь имеет смысл учитывать его концепции мировосприятия. Если он верит в Бога — мы идем к Богу и просим помощи и разрешения беседовать там с кем-то или брать какую-то информацию. Если в Аллаха — к Аллаху, если к Высшему Я — то, значит так, мы работаем с системой ценностей человека и учитываем ее особенности. Выход таким образом за рамки концепции позволяет человеку преодолеть внутренний страх при переходе к «страшным» экстрасенсорным темам.

И дальше в его сознании производим выделение активной составляющей в пассивном режиме — мы формируем как бы сон во сне, параллельную реальность, с которой мы связаны единым физическим телом и открытой пассивной частью подсознания, через которую осуществляется рапорт.

А.Г. Пирогов так описал в «Частных аспектах современного гипноза» (избранные статьи 2008-20011гг.) индуцирование состояния парасомнамбулизма: «А сейчас я щёлкну пальцами вот так, и твоё тело проснётся полностью, а твой мозг проснётся большей частью. И большая часть тебя будет хорошо воспринимать этот мир, притом меньшая часть будет полностью подчиняться моему голосу, моим словам, и при этом будет твёрдо руководить твоим поведением... Угу... Итак, щелчок! Теперь можно дать вводную и красиво запустить реализацию командой „Играй!“, а можно использовать систему напрямую без лишних заморочек».

Установлена возможность вызова данного состояния без гипнотизации и, следовательно, без прохождения видимых гипнотических фаз. Сомнамбулы входят в это состояние, как правило, напрямую после небольшого количества погружений, так как оно приоритетно для психики — оно ресурсно для самовосстановления тела и психики. Наши эксперименты показывают, что эффективное состояние «парасомнамбулизма» может быть вызвано у лиц, погружавшихся в глубокий гипноз.

Что известно в науке сегодня о парасомнамбулизме?

«Состояние, наиболее близкое полученному, описывается как предшествующее (в редких случаях) гипнозу, в монографии А.Фореля (1928), когда «...загипнотизированный остается с открытыми глазами, действует как нормальный человек, но ничего не забывает, обнаруживая заметно неподвижный взгляд, признает естественным неестественные внушения, т.е. не выражает по их поводу никакого удивления и выполняет их, не рассуждая». Если классический сомнамбулизм при гипнозе можно рассматривать как следствие суженного сознания — функционально-сумеречного (Бурко, 1978), то при «парасомнамбулизме» речь может идти об избирательном сужении сознания. Избирательным сужением сознания можно, по всей вероятности, объяснить саморазвитие ситуации испытуемым в рамках полученной установки с одновременной легкостью внешнего программирования ауто — и аллопсихических ориентировок.

Состояние парасомнамбулизма (икс-фаза) по Г.В. Рожковскому является аналогом состояния активного сомнамбулизма описанного в экспериментах В.Л. Райкова. В сущности, по описаниям авторов гипотеза выделения некой более глубокой фазы состояния транса чем в классификации 3/3 по Е.С. Каткову не подтверждена.

По утверждению Райкова «активный сомнамбулизм», когда загипнотизированный в глубоком гипнозе мог активно действовать и быть абсолютно похожим на человека бодрствующего без каких-либо признаков заторможенности.

В состоянии парасомнамбулизма путем определенных тренировок память и внимание можно развить, увеличить в несколько раз. Феномен внушенной роли Райкова моделировался как раз в состоянии активного сомнамбулизма. Коллега Райкова, О.К. Тихомиров подтверждает, что при внушении активного образа в гипнозе может достигаться значительная активизация творческих процессов, в том числе вербального характера. При этом изменяется сам стиль мышления.

В состоянии парасомнамбулизма возникает диссоциация с эффект постгипнотического поведенческого программирования: индукция данная в гипнотическом состоянии неукоснительно выполняется при переводе индивида в состояние бодрствования с запуском сложной поведенческой программы«. Денис Борисевич «Состояние парасомнамбулизма. Активный сомнамбулизм».

Что имеем мы сегодня из экспериментов?

  1. В состояние парасомнамбулизма можно входить из любой из стадий погружения по таблице Каткова. От 1,1 до 2,3 (приблизительно) переход в активную роль будет яркой фантазией, придумкой, которая позволяет снять психическое напряжение и облегчить проведение терапевтического сеанса, но объективность информации, полученной через активную роль в парасомнамбулизме, равна нулю. Это чистая фантазия гипнотика.
  2. При погружении от 3,1 до 3,3 и навязывании активной роли в парасомнамбулизме важно уловить две стадии:

А) переход к парасонамбулической роли — здесь важно вести гипнотика до создания целостной активной картины парареальности.

Б) идти за гипнотиком, помогая ему вопросами, за той информацией, которая была важна, ради которой делался сеанс. И в этой фазе сознание гипнотика и те вопросы, которые оно формирует в нем, могут быть первичны и более эффективны для получения результата. Рапорт продолжаем держать.

  1. Активные роли должны быть не только интересны гипнотику, но у него должна быть предрасположенность к данной роли. Например, если у человека нет технического образования, то попытки через роль взять информацию от Тесла наверняка будут не столь удачными, как у человека, который живет его концепциями и техническими разработками. Или, если человек обладает слабой эмпатийной чувствительностью, то взять через него информацию о том, что случилось где-то с человеком, тоже будет сложно. Сперва его надо научить чувствовать.
  2. Активные роли, связанные с осуществлением влияний или получением доступа к информации иногда предполагают знание психотехник. Так вот получить и использовать эти знания в парареальности, не наработав опыт в нормальной реальности, крайне сложно, я бы сказала, невозможно.
  3. Любую информацию, полученную в парасомнамбулизме, имеет смысл проверять на объективность и «очищать» от концепций мировоприятия гипнотика. Например, вкрапление информации о Сатане, Ангелах, добре и зле и т.д., мистический окрас часто связаны именно с концепциями.
  4. Влияние сознанием на физическое тело в состоянии парасомнамбулизма происходит мгновенно. Например, мы хотим поднять давление (этот эксперимент многократно фиксировался на видео). Мы можем внушить гипнотику в сомнамбулизме, что он чувствует, как он бежит — и давление поднимается, но незначительно (со 130 до 160). Разгон несколько минут. Мы можем внушить в парасомнамбулизме, что он бежит — и давление мгновенно поднимается со 130 до 190. Олегу Гребенюку удавалось через использование парасомнамбулической роли нормализировать гормональный фон спортсмена, отличавшийся от нормы более, чем в 100 раз, всего за две недели! (Официальная медицина считает это невозможным в принципе)
  5. Для парасомнамбула нет закрытой информации — есть неготовность ее взять, тогда надо заменить или подготовить другого гипнотика.
  6. ...

Остальные пункты добавлю чуть позже. Сейчас яркий пример описания парасомнамбулической роли из экспериментов — отрывок из ченнелинга с Сатья Саи Баба:

Сатья Саи Баба был одной из самых заметных и противоречивых фигур в индийской духовной, социальной и политической жизни, он привлёк большое число последователей из средних и высших слоёв общества, в том числе «наиболее богатых, образованных и подверженных влиянию западных идей» индийцев: от президентов и премьер-министров до известных артистов. Он создал миллиардную финансовую империю.

Операторы Ольга, Татьяна и Андрей, ведет сеанс Наталья Зайцева

Ольга:

— Действительно ли он материализовывал предметы или это фокусы? Задай ему вопрос.

— Появлялись. Было. Не было, а потом стало быть. Он говорит, что не всегда, он сам клал, типа, как в другой реальности находясь. Фонит мне, как от сна. Он не говорит, а как бы показывает картинку, это даже не картинка, какая-то хронология, сначала такая реальность, немного не такая, как наша реальная реальность. Это его восприятие, как сон. Сначала он, как в сон его, он там может положить, потом переключается в нашу реальность, и оно у него там. То есть, так, чтобы просто минуту назад не было, а тут вдруг стало быть, такое тоже было, потом такое он стал делать. Он начинал сперва с того, что он должен был действие произвести, положить, почувствовать как этот камень оказывается во рту, клал он это как во сне, через сон, а потом с этим чувством как будто бы просыпался, происходило переключение реальности, и он держал во рту, он его чувствовал, и он был. Он был сконцентрирован, что там оно, и оно там оказывалось.

И потом он уже не клал специально сам, просто он начинал свою практику с момента, когда оно там лежит, он опускал тот момент, когда оно там появляется. Типа, он уже знал, когда у него там этот камень.

То есть он опускал момент проявления, он же знал, что это за чувство, как он, этот камень, появился, и с этим чувством приходил в эту реальность, и знал, что это оно. Исключительно фокусы с сознанием, убедить себя и все, в этом смысл был. Я ему говорю, что у людей не получается такое делать, хотят, а не получается. Почему у тебя получается?

Он говорит, что он как то отличается, что он отличается тем, что он мог это представить, держать это внимание, сконцентрироваться на этих чувствах. А в основном люди не могут из-за рассеянного внимания и малой чувствительности рецепторов, плохой внушаемости, неверия в себя, а может и физиологические свойства... У него явно что-то было как талант на уровне физиологии, очень сильно развито такое чувство, гипертрофировано. Мы можем все представить яблоко в руке, а вот 100%-реальность яблока — нет. А у него это реальное ощущение. Сильнее, чем у всех среднестатистических людей, отклонение какое-то от нормы, в такую полезную сторону.

И он это отклонение стал использовать. Его учили с этим работать, управлять этим восприятием, чтобы он не насоздавал всякой страшной фигни. Это такой талант, который может и сильно жизнь испортить, как во вред себе не использовать. Его однозначно учили, это похоже на шизофрению, когда очень яркие галлюцинации.

Почему другие видели? Ведь у шизофреников не видят другие, а он говорит, что это часть обучения, которое он прошел. Так его научили управлять своим восприятием, чтобы верить в то, что люди видят то, что видит он, и реакции выдают такие же. То есть это все на восприятии.

Всех шизофреников можно научить? Как бы да, он говорит.

— Человек, уезжая с кольцом, мог его продать? Это было реальное кольцо? Его могли видеть те, кто там не присутствовал?

— Какое-то оно не такое, что-то с ним не так. Оно через время исчезало или растворялось.

— То есть это больше напоминало галлюцинацию?

— Очень стабильная галлюцинация — это наш мир, а то местного масштаба. Если человек сам не умеет своим восприятием пользоваться, то оно пропадало. Хотя в мире есть вещи, которые осталась. Большая часть исчезла, а есть, что осталась. У таких же съехавших. Они сознательно подкармливают реальность этого предмета, а у скептиков оно исчезло.

— Может ли он выдать инструкцию, как создавать такие реальности, с чего начинать?

— Пытаться максимально четко и реалистично представлять все, любое. Но у него как бы немного не в пределах нормы это умение. Большая часть людей не смогут, такой степени реалистичности не представят, не хватит ресурса. А кто-то сможет. Они начинают представлять чушь, страшные вещи. Этот талант против них обращается. Этих людей надо брать и обучать, тогда они смогут создавать реальности для других, для всех остальных, кто не такой чувствительный. То есть, как бы пробуйте, в этом он не разбирается, может ли человек, у которого нету этого типа таланта, шизофреничного, смочь. Он лично сам не знает, у него нет такой информации. Он не знает, могут ли люди какими-то тренировками развить это, он же не ученый.

— Спроси у него, нашу реальность кто-то в медитации удерживает в голове?

— Каждый человек удерживает то, ему вот что в детстве в голову заложили, то он и удерживает, рассказали, что надо видеть, вот оно, хлоп, и удержалось, завязано с первыми воспоминаниями детскими, и он удерживает. Чтобы эту реальность убрать, надо дать безопасную альтернативу мозгу, что может быть безопаснее, чем первые и знакомые и привычные представления, которые еще и с самого неосознанного детства. То есть как бы такой механизм в психике, что мы за них держимся. Он как-то не говорит про это. Это не его рассуждения. Как бы я вижу, что... Ой, так, о чем я говорила только что...

— Как удерживается наша коллективная реальность?

— Ой, точно, про детство. Что-то не менее реальное, не менее безопасное надо предложить уму на замену, и тогда он захочет поменять, и перемены должны быть плавными, так как все резкое вызывает стресс, протест. А если потихоньку, можно заменить эту реальность на другую. То есть потихоньку вносить изменения.

— Я тоже к этому пришла. Хотел ли бы он что-то передать людям?

— Привет, он так говорит. Он передает привет. Очень юморной, в душе стебется.

......

Ничего не напоминает техника материализации Сатья Саи Бабы? Замечу, этот сеанс был записан до того, как мы пришли к осознаванию парасомнамбулизма как явления психики и выработали для себя алгоритмы его изучения.

Я понимаю шок людей от науки, прочитавших этот «антинаучный бред», в этом-то и польза от нашего проекта — мы не стремимся играть какие-то социально приготовленные роли в ученого или врача, или в экстрасенса аля «ударила молния». Мы позволяем себе экспериментировать в рамках нашего проекта, свободно подбирая и проверяя информацию.

Наталья Зайцева для http://pup.by