+375 29 699-47-38
+375 29 319-05-26


Спиритический сеанс с Яковом Блюмкиным - эксперимент 64



Эксперименты 27 сентября 2018 г.

Спиритический сеанс с Яковом Блюмкиным - эксперимент 64

Этот сеанс по итогу шокировал всех участников. Так получилось, что я уже не помнила, кто такой Яков Блюмкин, и что он сделал в истории. Более того, имя Яков вообще не упоминалось. Прозвучало предложение - поговорите с Блюмкиным. Кто такой Блюмкин? Но в этом и был интерес - в попадании в информацию, в объективную информацию. Часть вопросов в процессе сеанса подсказывалось присутствующими, часть шло в потоке. Попадания начались с первого момента, когда внешность все время меняласть - Яков Блюмкин действительно в жизни постонно конспирировался и менял внешность. И дальше все в точку! Смотрите!

https://www.youtube.com/watch?v=pQczHJ8zFPU

Контакт с Яковом Блюмкиным

— Ни ты, ни я не знаем кто такой Блюмкин, но говорят, что такой был. Что тебе идет по нему, и кто пришел.

— Пришел человек, волосы черные, потолстел, худой, меняется. С усами был и без усов был. Такая внешность. Волосы были и длинные, и короткие. О, есть у него, нет, наверное, у самого нет четкого представления о своей внешности, так как она в течение жизни менялась, вот он такой переменчивый и пришел.

Прикиды у него меняются, и общий вид разный в разные периоды, прямо сильно.

— Он был в экспедиции в Тибете, какие материалы ему там передали, и кому он их привез, кому отдал?

— Я вижу, он едет на каких-то животных, в повозке. Путешествует. Яки, наверное, в горах, обоз из этих животных. Приехали они и сказали, что ищут древнее, на них посмотрели, пустили, сказали типа тут смотрите, думали, что они покопаются, ничего не найдут и уедут. Но они там осели, в этом месте, копались в документах, потом они с кем-то разговорились там, узнали о хранилищах покруче. Очень какими-то правдами-неправдами, кого-то обманули, чтобы попасть в хранилища. Таким путем шли. Что-то там нашли, что там было. Долго они там были, несколько месяцев изучали это все.

— Он с Рерихом там встречался?

— То, что я вижу , там он без Рериха, это сюжет.

— Что он там по итогу нашел?

— Ничего не понимал, ему кажется, что он не имеет достаточно знаний, чтобы в этом хранилище что-то выцепить для себя, это надо быть подготовленным человеком, чтобы пользу принесло нахождение там, в нем. И он как бы расстраивается по этому поводу. Что он такой путь проделал и не может взять столько информации, сколько хотел бы. Он понимает, что там реально что-то крутое. Он больше разговаривает с монахами, больше через разговоры они ему рассказывают, что где написано. Что-то больше из общеизвестного. Для этих монахов это не супер тайные сведения. Если он не слишком подготовлен, то, как ему рассказать. Нужен соответствующий эзотерический трансовый опыт. А как рассуждать о вещах, в которых он не имеет представления. Все пройдет мимо. Он спрашивает — они отвечают, это для них не суперинформация, и они не боятся говорить .И учить его не спешат, все от его вопросов пляшет. Вопросы его не пугают, понимают, что он недостаточно подготовлен, чтобы задавать опасные вопросы.

Он что-то пытается понять, натыкается на стену, что надо практиковать, а он мало практикует. Он боится туда лезть. Он думал, что может мозгами понять, но мозгами там не поймешь, надо быть практиком, переживать. Это реально погружаться целиком, а он ищет волшебную таблетку, супер рецепт, махнул, и все будет. И монахи въехали, что он искатель волшебной таблетки, поэтому не опасен, можно спокойно отвечать на вопросы, они не опасны.

Он сам считает, что узнал от них много интересного, все записал, почерпнул теорию, даже доволен и думал, что он что то удивительное открыл. Оно то и удивительное, но без практикования, одно знание ничего не дает. Такая очень интересная особенность этой всей информации. Ее может знать каждый, и она не рабочая, пока он не пропустит ее через себя.

— Кому он отвез эту информацию?

— Целая группа людей, они этим интересуются.

— Они русские или немцы?

— Они , его группа, они русские, но у них есть структура, они общаются с другими группами в других странах. Тоже есть иностранные в круге общения. И он привез русским, своим. С кем соратник ближайший.

— Троцкий был среди его соратников?

— Он ему сказал, но не все. Что-то умолчал, как самое главное вообще умолчал. А Троцкий поверил, что тот сказал ему все. И там такая информация, но не применимая к жизни. И он так послушал, как рассказ о путешествии, типа круто, как сказочки. Троцкий воспринял как фольклор. Ну, типа все ясно, нечего там искать.

А вот то, что его впечатлило, то он не сказал Троцкому.

— А кому сказал?

— Рериху. Не то, чтобы они до этого были круто знакомы, то есть не круг общения его, но так он понял, что Рерих понимает в этой теме, и с ним он мог обсудить эти темы. Ему сказал.

— В группе были люди, которые работали на НКВД или Гитлера, к кому потом ушла информация?

— Тогда НКВД было не такое в этом плане подкованное, там не было людей, которые эти тонкие вещи секут. Те, кто был в НКВД, лишь в общих чертах понимали, миф, та-та-та, не были какими-то подкованными в экстрасенсорных делах. Их легко было оставить ни с чем. Вот как Троцкому отчитаться, фигню рассказать. А какие-то практики, состояния, этим НКВД на тот момент не интересовалось. Не было людей, которые могли бы понять, и это не представляло опасности. Они ж открыто не говорили про какие-то вещи, которые могут власть дискредитировать. Аккуратно старались.

Во всяком случае, старались аккуратно.

— А где сейчас материалы?

— Спрятаны где-то.

— Где, у нас или там.

И у нас, и там. Может, какие копии были сделаны. Есть вся эта информация и у нас, в России, наши могут к ней иметь доступ, и те, на Западе, они тоже ее знают. Они копии сделали.

— Как умер Блюмкин?

— Кто-то его убил. Расстреляли.

— Он немцам продавал материалы или нет?

— Да

— Как немцы использовали эти материалы, в каких целях?

— Немцы их собирали, им все было интересно. Я вижу, как масоны собирали.

Нет, это не СС и не аненербе. Эти все гитлеровские потом у этой масонской ложи взяли, она поделилась с ними. У них общие локальные дела были, многие материалы они использовали вместе, изучали.

— Посмотри на масонство со стороны, как оно распространено сегодня в мире? Как сильно влияние? И на каких уровнях?

— Вообще странная штука с этим масонством. То, что мы понимаем под этим, это не то, что есть на самом деле. Вопрос не корректен. Масонство — группки, которые что-то изучают, интеллектуалы. А на самом деле они как-то по-другому организуются. Под прикрытием этого есть что-то другое. Вот эти все богачи, что я говорила, это они. Как-то у них название, как их назвать, типа масонство местами перекликается с ними, это как прикрытие какое-то. Масонская тема распространена как сеть с узлами. Какие-то узлы пустые, какие-то серьезные, наполненные, и это серьезное занимается геополитикой.

Блюмкину посылай любовь. Посылаем прощение и любовь. Мы вернемся к нему, через его сознание можно выйти на более глубинные темы.

....