Кинезиология и медицина — что надо, чтобы обучиться психологической кинезиологии? Центр Человека / Главная / Психология / Кинезиология — Екатерина Полянская /

Кинезиология и медицина — что надо, чтобы обучиться психологической кинезиологии?

Как уже было сказано ранее, в лице кинезиологии мы получили новую дисциплину, новую систему нелекарственного оздоровления, имеющую корни в мануальной терапии, массаже, акупунктуре и акупрессуре и, вообще, в Восточной медицине. За несколько десятков лет своего существования она распространилась по всему миру, потеснив даже древние и проверенные временем восточные оздоровительные системы, имеющие тысячелетнюю историю. И в то же время кинезиология находит свою нишу даже среди самых современных научно-медицинских и оздоровительных направлений.

Начинают отдавать дань кинезиологии и те уникальные люди, которые называют себя экстрасенсами и народными целителями и которые используют собственный организм как орудие оказание лечебной помощи.

При этом надо учитывать, что во всём мире кинезиологией занимаются в первую очередь увлеченные люди, любители, а вовсе не профессионалы от медицины или оздоровления.

Как же к кинезиологии должны относиться профессионалы?

По нашим наблюдениям, в настоящее время тех специалистов, которые занимаются оздоровлением человека официально и профессионально, можно условно разделить на три группы.

Первые — ревностно относятся к кинезиологии, проявляют большое недоверие и подозрительность. Они стремятся отгородиться от кинезиологии сами и оградить от нее своих пациентов. Они даже не хотят о ней ничего слышать, не говоря уж о том, чтобы испытать ее действие. Складывается впечатление, что эти люди находятся в плену своих профессиональных страхов и амбиций. Так на кинезиологию в равной степени могут реагировать как медики, так и психологи.

Вторые — относятся к кинезиологии равнодушно или снисходительно-добродушно, как к некоей забаве дилетантов, не имеющей к серьезным людям и серьезным делам никакого отношения. Они не мешают своим пациентам обращаться к услугам кинезиологов, но подсмеиваются над ними и возможные результаты воспринимают весьма скептически.

Третьи — с восторгом принимают новую систему, как долгожданное средство, снимающие хронические трудности и «затыкающее дыры». Они не имеют сомнений в ее эффективности и часто даже готовы с легкостью отвергнуть свои прежние классические медицинские представления и методы, заменяя их достижениями кинезиологии. Трудно ожидать, что такая позиция не сменится новым разочарованием!

Хотя нам, кинезиологам, несомненно приятнее последняя позиция, все же лучше ориентироваться на вторую или вырабатывать какую-то доброжелательную четвёртую...

Врачи — пусть лечат! Теми методами, которым их долго и тщательно учили. Психологи — пусть работают психологическими методами! Надо учитывать, что кинезиологи не применяют того разветвленного инструментария тестирования, которым владеют психологи, и не работают с личностью на том сознательном уровне, на котором добиваются успехов психологи и педагоги.

Лучше всего не противопоставлять кинезиологию и медицину, кинезиологию и психологию, кинезиологию и педагогику, кинезиологию и религию. Незачем их даже сравнивать! Все эти направления вполне могут дополнять друг друга! Ведь они имеют разные точки приложения.

Так, медицина успешно занимается телом, налаживает работу организма на объективном организменном уровне. Медицина накопила замечательный опыт в борьбе с болезнями. Было бы просто глупо отказываться от достижений медицины в оздоровлении нашего тела!

Кинезиология работает на другом уровне! Работая с мышцами, с телом, кинезиологи обращаются на самом деле не к телу, а к эмоциям, к неосознаваемым подсознательным системам психической саморегуляции. Кинезиологи через подсознательный эмоциональный уровень активизируют процессы саморегуляции. А это может пойти только на пользу медикам! Из сказанного нетрудно понять, что кинезиолог не обязан быть медиком, точно так же как врач — кинезиологом. Пусть каждый из них занимается своим делом на своем уровне. Человек настолько сложен, что дел хватит каждому!

В то же время кинезиологи могут частично разгрузить врачей. Речь идет о тех пациентах, которые как раз плохо поддаются обычному лечению. Это — только раздражающие врачей психосоматики, неврастеники, ипохондрики, люди с повышенной эмоциональной лабильностью, словом те, кто мало реагируя на лекарства, только изматывает врачей! Но кинезиологи могут работать не только с ними, но и с обычными больными. Они могут сделать успехи собственно врачей более впечатляющими, повысив у пациентов субъективное чувство удовлетворенности лечебной помощью и повысив положительный эмоциональный настрой на лечебные процедуры, на врача, на выздоровление. Чего стоит, например, хотя бы положительный настрой на посещение стоматолога!

Однако, считаем нелишним отметить и отличия в оказании медицинской и кинезиологической помощи. Хочется еще раз подчеркнуть, что кинезиологическая коррекция не является медицинской процедурой и ни в коем случае не должна подменять медицинскую помощь. Врачи имеют неоспоримый приоритет перед кинезиологами при возникновении заболеваний.

Вначале следует посетить врача, а уж потом можно обращаться к кинезиологу.

Когда нужна медицинская помощь, а когда кинезиологическая?

Кинезиологи должны придерживаться определенных правил и четко отделять себя от медиков в глазах своих клиентов:

Кинезиолог должен предупредить, что он не лечит, а оказывает эмоциональную поддержку и производит психическую подстройку на неосознанном уровне. Если даже кинезиолог является по основной профессии врачом, он обязан предупредить клиента, что в качестве кинезиолога будет работать в кинезиологической технике, а это — не лечение, это — психическая настройка.

Кинезиолог не имеет права ставить диагноз. Постановкой медицинского диагноза могут заниматься только врачи. Мы считаем, что даже врач, получивший диагноз кинезиологическим методом, не имеет права объявлять его клиенту, не проверив медицинскими методами. Диагноз — удел медицины, но не кинезиологии! Кинезиолог может лишь порекомендовать обратиться к врачу или узкому специалисту в той или иной области медицины, если подозревает какое-либо заболевание. Подсознательные ощущения и объективный медицинский диагноз — это все же разные вещи.

Кинезиолог не назначает медикаментозного лечения. Это вправе делать только врач! Кинезиолог может лишь на основе неосознанных эмоциональных реакций и мышечных ответов помочь врачу выбрать наиболее психически приемлемые лекарства из списка аналогов, составленного лечащим врачом. В любом случае решающее слово должно быть за врачом! Именно он несет ответственность за применение лекарственных средств пациентом. Кинезиолог не имеет права оспаривать мнение врача, на это имеет право только другой врач!

Кинезиолог не выписывает рецептов. На это имеет право только врач. Но даже врач, овладевший кинезиологией, на наш взгляд, не может руководствоваться только кинезиологическим методом для выбора соответствующего лекарства. Лекарственные средства можно подбирать, руководствуясь только медицинскими критериями. Исключение составляют гомеопатические средства, доказавшие свою безопасность, пищевые добавки и средства, разрешенные для самостоятельного применения. Однако в любом случае будет лучше все же посоветоваться с лечащим врачом.

Мы считаем, что выполнение этих правил по отношению к клиентам является обязательным для всех практикующих кинезиологов во избежание недоразумений с медиками.

Более подробно остановимся на пояснении этих правил для самих кинезиологов.

Кинезиолог не лечит заболеваний. Он оказывает лишь психологическую и физиологическую поддержку. Оздоравливается сам организм за счет улучшения саморегуляции! Кинезиологическая процедура — это не лечение, это — корректировка психоэмоционального состояния. Такую коррекцию можно называть кинезиологической, психологической, физиологической, даже педагогической — но никак не медицинской! Каждый кинезиолог должен осознавать ограничения кинезиологического метода, области его применения и точки приложения.

Кинезиолог не обязан иметь какого-либо специального образования, помимо кинезиологического, для проведения кинезиологической коррекции. В конце концов, все люди взаимодействуют психоэмоционально друг с другом в процессе общения! И вред, полученный от «любительского» эмоционального общения с продавщицей, начальником или просто хамом может быть несоизмеримо выше, чем вред от недостаточно грамотно проведенной кинезиологической процедуры. Кинезиологические процедуры можно отнести к самым мягким и безопасным видам психоэмоционального взаимодействия. Ведь при малейшем нарушении психической безопасности или даже психического комфорта клиента у него просто перестанут работать мышцы в специфическом режиме мышечного тестирования. И тогда взаимодействие кинезиолога с клиентом моментально опустится до обычного бытового уровня! Кинезиолог приобретает особое значение для клиента только на время собственно мышечного тестирования. И даже в этом случае он работает в режиме партнера, помощника, а не высшего авторитета, как, например, врач, психолог или психотерапевт. И задумайтесь: ведь мы не требуем высшего медицинского или, например, психологического образования, когда обращаемся к другому человеку за дружеской поддержкой! Да и согласитесь, в семье даже малообразованные, но любящие, родственники зачастую могут оказать человеку более действенную психологическую помощь в случае стресса, чем дипломированные врачи, педагоги и психологи. Дружеское участие не требует дипломов! Кинезиологическая же процедура построена именно на принципах дружеского сочувствия! Однако, нельзя отрицать и тот факт, что профессиональные знания, умения и навыки, могут сделать психоэмоциональную поддержку более действенной. И здесь вступает в действие любопытный парадокс. Чем менее профессионально будет работать кинезиолог, тем менее эффективно окажется его воздействие, и тем меньший вред он сможет причинить! В отличие от врача или гипнотизера кинезиолог не применяет сильнодействующих средств и опасных воздействий. Кинезиолог работает только в том объёме и только на том психическом уровне, который предоставляет ему его клиент! И чем более профессионально работает кинезиолог, тем выше применяемая им техника психологической безопасности, и, соответственно, тем меньший вред он может причинить. Отношения кинезиолога и клиента тоже построены по принципу саморегуляции! За счет постоянной обратной связи корректируемый сам автоматически осуществляет эффективную защиту от неверных действий кинезиолога. Это принципиально отличает кинезиологическую помощь от медицинской, где безопасность пациента напрямую зависит от уровня квалификации врача и от его добросовестности. Поэтому-то и требования к врачам должны быть выше, чем к кинезиологам. Сколько раз, тесно общаясь в группе кинезиологов из 5-10 человек, мы наблюдали за свою практику, что пока тот или иной кинезиолог не «созреет» внутренне до определенного уровня, он просто-напросто не получает «разрешения» от мышц своих клиентов на более сложную или глубокую процедуру. Складывается впечатление, что уровень работы задается не на сознательном уровне, а на уровне подсознания клиента и самого кинезиолога. И вопрос всегда решается в пользу клиента, и всегда соблюдается принцип — «не навреди!» Кстати говоря, хотя именно врачи провозгласили этот принцип, его соблюдение могут себе позволить только кинезиологи. Врачи обязаны лечить в любом случае, даже в случае отрицательных побочных эффектов от применения лекарств, и на практике получается, что их принцип работы — «выбери наименьший вред»!

В отличие от медицинской, кинезиологическую помощь могут получать не только больные, но и практически совершенно здоровые люди, которые считают, что у них есть те или иные проблемы, осложняющие их жизнь и ухудшающие их самочувствие. Возможно, поэтому в кинезиологии принять называть обратившихся за помощью людей «клиентами», а не «пациентами» или «больными».

Кинезиологи не ставят диагноза. Они вообще могут ничего не констатировать, ничего не устанавливать, ничего не объяснять. С точки зрения подсознательного все, что обозначено, фиксировано словами, может приобретать значение субъективно существующего. Стоит только поставить диагноз, а подсознанию принять его за реальный факт, как организм может услужливо начать «подгонять» свою работу под этот диагноз! Подобные ситуации хорошо известны врачам в случаях ошибочных диагнозов. Пациент может даже умереть, думая, что у него смертельная болезнь, хотя объективно этой болезни у него нет! Опасность причинить вред пациенту словом имеет у медиков даже специальное название — «ятрогения». Кинезиологу работа с мышцами помогает уйти от слов, уйти от сознания, уйти от определенного словесного обозначения того конкретного психического состояния, с которым он работает. Информация, с которой работает кинезиолог в процессе кинезиологического сеанса, носит промежуточный, рабочий, характер. Она нужна только на время работы с мышцами клиента, а не для окончательного определения его состояния. Часто нам, кинезиологам, приходится сталкиваться во время работы с такого рода вопросами клиентов после сеанса: «Ну, и что Вы мне теперь скажете? Что Вы у меня обнаружили?» В принципе, на эти вопросы у кинезиологов и не должно быть ответов. Все, что они «обнаруживают», они тут же используют в своей работе во время самой процедуры и тут же корректируют, т.е. исправляют. Неприятное — «обезвреживают», приятное — «закрепляют». Как раз это и отличает работу кинезиолога от работы других специалистов в области психического и физического состояния человека. Кинезиолог — не констатирует, он — корректирует! Т.е. улучшает состояние, часто даже не называя его и не разбираясь, «что к чему». Цель кинезиолога — изменить в лучшую сторону неосознанные эмоциональные реакции, отражающиеся на тонусе мышц. А вовсе не зафиксировать наличие отрицательных эмоциональных реакций. Впрочем, те клиенты, которые хотят получить не помощь, а информацию о том, что происходит с их психикой или с их телом, могут обратиться к специалистам другого профиля, не к кинезиологам. Существуем множество «тестирующих», «констатирующий», «диагностирующих» и «объясняющих» методик! Гораздо меньше — «исправляющих», «улучшающих», «корректирующих». Кинезиология предназначена для улучшения и исправления, а не для постановки диагноза или объяснения. Зачастую, полученную кинезиологом в процессе мышечного тестирования информацию невозможно даже однозначно интерпретировать. Подсознание и сознание разговаривают на разных языках! Зачем заниматься «переводом», если кинезиолог может «договориться» с подсознанием на его «родном» языке — языке мышечного тонуса!

Кинезиолог не выписывает рецептов на лекарства. Назначение лекарственных средств без соответствующего права на это — называется незаконным врачеванием и влечет за собой ответственность согласно действующему законодательству. Назначить лекарство может только врач! Однако, в кинезиологической практике встречаются случаи, когда методом мышечного тестирования выявляется непереносимость (физическая или психологическая) какого-либо лекарства. Так, нам встретился случай, когда лекарство, назначенное кардиологом вместе с целым рядом других препаратов для лечения болезни сердца, вызывало у больной резкое ухудшение самочувствия. Методом мышечного тестирования мы определили, на какое именно лекарство организм реагирует отрицательно, и попросили больную сказать об этом врачу, с тем, чтобы он или заменил или отменил это лекарство. Врач сначала поднял на смех предположение о возможном отрицательном действии препарата, но по настоянию больной все же задумался о возможном побочном действии лекарства. После того, как он обнаружил в медицинской карте запись о том, что у больной кроме болезни сердца есть еще и панкреатит, он тут же отменил данный препарат, так как он противопоказан при панкреатите! Таким образом, телесные реакции подсказали нам непереносимость лекарства настолько же верно, как и научные изыскания!

В отличие от врача кинезиолог не пользуется для облегчения состояния своих клиентов ни лекарственными средствами, ни медицинскими инструментами, ни медицинской аппаратурой. Он пользуется только словом, руками, упражнениями для мышц, а также собственным телом и собственной психикой как инструментами для диагностики и воздействия. Кинезиологи неосознанно работают своим собственным эмоциональным состоянием. По-видимому, существует некий «психический резонанс», в который кинезиолог входит при работе со своим клиентом. И это воспринимается кинезиологом как самая настоящая нагрузка, но нагрузка не физическая, а психическая. Недаром после глубоких коррекций, пусть даже занимающих немного времени и выглядящих внешне как детская игра с руками клиента, кинезиологу требуется время для восстановления собственных душевных сил. Можно кратко сформулировать этот «кинезиологический парадокс» так: «Утомление кинезиолога после сеанса несопоставимо больше, чем должны вызывать испытанные им физические нагрузки при проведении сеанса». Работая на более поверхностном уровне, кинезиолог, как правило, не замечает своего утомления, но поднимаясь в своем индивидуальном развитии на более высокий уровень, начинает ощущать после сложных коррекций дискомфорт и потребность в психологической разгрузке. Обращение в подобных случаях за помощью к другому кинезиологу должно стать профессиональной нормой.

В отличие от медикаментозного или инструментального воздействия кинезиологические коррекции совершенно безопасны для клиентов. Помощь оказывается не за счет насильственного воздействия извне на организм, не за счет чужеродного вмешательства во внутренние процессы, а лишь за счет активации природных, естественно существующих и функционирующих в норме, внутренних механизмов саморегуляции. Кинезиолог не навязывает то или иное воздействие. Он лишь спрашивает, предлагает и достигает компромиссов. Психика клиента является равноправным партнером в этом процессе, равноправным участником диалога. И даже более чем равноправным! Так же, как любимый человек по отношению к любящему, она пользуется значительно большими правами, чем психика корректора. Она пользуется услугами подсознания другого человека, готового прийти на помощь. Можно себе наглядно представить процесс оказания психической помощи в процессе кинезиологической процедуры следующим образом. Кинезиолог, а точнее, его психоэмоциональное состояние, играет роль своеобразного «зеркала», в котором психика клиента может отражать себя. Без такого «отражения» невозможно увидеть, что и как следует исправить, откорректировать. Без такого «отражения» подсознанию так же трудно отрегулироваться, как мужчине побриться без зеркала, а женщине — наложить без зеркала макияж!

И, наконец, последнее отличие кинезиологов от медиков, от врачей. Пусть это звучит юмористически, но на самом деле это так и есть — кинезиологу и в голову не придёт назвать врача дураком или запретить клиенту обращаться к врачам за медицинской помощью! В отличие от поведения многих врачей... Наоборот, даже если у клиента возникло негативное отношение к какому-либо врачу или к врачам вообще, кинезиолог постарается снять эту негативную эмоциональную реакцию. Ведь это — на пользу клиенту. А у кинезиологов, как и у лучших работников сферы обслуживания, если клиент и не «всегда прав», то все же «интересы клиента — превыше всего!» У кинезиологов уже в силу специфики их профессии нет места амбициям или обидам, в ином случае — им самим следует корректироваться!

http://kineziolog.su