+375 29 699-47-38
+375 29 319-05-26


Сорос о Соросе

Инвестор вкладывает миллионы долларов, полагаясь на свою интуицию

Джордж Сорос — это, бесспорно, величайший инвестор всех времен. Если бы вы были достаточно удачливы, чтобы вложить деньги вместе с ним 25 лет назад, то вы увидели бы, как они удваиваются каждые два или три года! Сорос знаменит тем, что как инвестор заработал за один год столько, сколько не зарабатывал никто — 650 миллионов долларов. Чтобы получить такую прибыль, в обычных условиях, надо вложить миллиарды долларов.

Если вы спросите профессоров финансов в любой бизнес-школе, может ли кто-либо систематически превышать средние показатели рынка, то они ответят, что математически и научно невозможно. Может быть это и так, если вы основываете свои решения только на математике или науке. Но, очевидно, Сорос поступает не так.

В своей недавней книге «Сорос о Соросе» он отвечает на вопрос, использовал ли он формальную (т.е. количественную, научную, объективную) процедуру для уменьшения убытков, когда ситуация складывалась не в его пользу, и как он узнавал, что дела пойдут хуже. Вот его ответ:

«Я чувствую боль. Я в очень большой степени полагаюсь на животные инстинкты. Когда я активно управлял Фондом, у меня болела спина. Я интерпретировал начало острой боли как сигнал того, что в моих делах что-то не так. Боль в спине говорила мне, что именно не в порядке (допустим, низ спины — для краткосрочных инвестиций, левое плечо — для валюты), но она побуждала меня к поиску неполадок, чего я в противном случае мог и не сделать. Это, конечно, не самый научный способ управлять инвестициями».

Такой способ вести дела может не быть научным, но отрицать невероятные успехи Сороса невозможно.

"Я работаю в сфере финансов вот уже почти двадцать лет. Я советник по инвестициям, специализирующийся на новых предложениях акций. Каждое утро мой стол покрывается проспектами различных компаний. В прошлом году я взял курс, предложенный Лаурой, на уик-энд, для улучшения своего умения принимать решения. Я не говорил своим друзьям по инвестиционному обществу, чему я собирался уделить внимание. Почему-то интуиция казалась неуместной рядом со сложным анализом и "перемалыванием цифр«,в чем я считаюсь специалистом.

Тем не менее, в результате использования курса я был поражен открытием дара своих интуитивных способностей. Теперь каждое утро я начинаю с ритуала — несмотря на иронизирование моей секретарши (она прозвала меня Великолепным Корнаком из старой программы Джонни Карсона). Перед тем как прикоснуться к папке с делами своей компании, я делаю краткие заметки в блокноте и отдаю их печатать своей секретарше. Только после того, как заканчиваю делать заметки, я открываю первую папку.

Вот и сегодня, я начал делать заметки для первой папки из скопившихся на столе. Перед моим внутренним взором возник кролик, приготовившийся к спуску на лыжах с горы. Образ казался нелепым, напоминавшим «Алису в Стране Чудес», но, тем не менее, я записал его. Я научился у Лауры не отбрасывать свои интуитивные впечатления, какими бы странными они ни казались.

Кролик съехал с вершины очень высокой горы и стал быстро спускаться к подножию. Перед моим умственным взором предстала картина того, как он очень долго остается там, прежде чем начать медленное восхождение на вершину еще более высокой горы. Внезапно я начал осознавать пять пальцев своей левой руки. Я записал все это, а затем приступил к работе. Я открыл папку и начал тщательно просматривать проспекты. Среди них оказался и проспект, компании по поставкам для дома и сада, и я подумал: «Кролик Питер». Быстро просмотрев основные данные, я понял: большинство аналитиков считают, что акции этой компании вскоре станут «горячими».

За считанные минуты до открытия бирж и я решал, сколько купить акций. По-видимому, я опоздал: первоначальный спрос на акции был таким большим, что открытие торгов было отложено более чем на час. Когда акции начали, наконец, продаваться и информация пришла на мой компьютер, я готов был дать себе пинка. Они взлетели на 25% от первоначальной цены. В течение первого часа торговли акции поднялись еще больше. Их не хватало для удовлетворения растущего спроса, и к полудню их цена удвоилась.

Упустив свою первую возможность, я решил подождать, вспомнив своего кролика и припомнив, что он катился с горы вниз. Действительно, после нескольких дней взлета курс акций сделался непостоянным, а потом начал круто падать. Меньше, чем за неделю (и меньше чем через три недели с начала событий) акции упали ниже своей первоначальной цены. Неделя проходила за неделей, цена акций продолжала медленно изменяться и часто падала. Хотя другие аналитики теперь выпускали множество ретроспективных отчетов, «объясняющих» крах компании, я продолжал внимательно следить за курсом акций.

Несколько недель спустя я увидел на мониторе своего компьютера цены акций в момент закрытия биржи. Я заметил, что акции компании по поставкам для дома и сада упали до минимума: пять долларов. Я припомнил образ пяти пальцев своей левой руки, быстро просмотрел свои заметки и проверил свои воспоминания об интуитивных впечатлениях. На следующее утро к открытию биржи я разместил большой заказ на покупку этих акций. К концу того дня цена акций начала расти.

Я продолжал покупать акции, хотя их курс повышался. Через несколько месяцев они превысили свою первоначальную стоимость и двинулись к новым высотам. В конечном счете, я продал их — люди из финансового мира называют это крупной добычей. Моя секретарша больше меня не дразнит«.