Пресса об А. Белоусове Центр Человека / Главная / Психофизика / Система подготовки А.Е. Белоусова /

Искусство безопасности

В конце XIX века японский император Мейдзи после визита в Страну восходящего солнца русского цесаревича Николая решил поменять личную охрану. Вместо привычных самураев на вахту заступило с десяток русских офицеров из состава Собственного Его Величества Конвоя. Самые отчаянные апологеты русского боевого стиля утверждают, что благодаря этому появилось такое сугубо японское изобретение, как айкидо.

Пока я усаживался на диванчик в кухне обыкновенной московской пятиэтажки, хозяин дома, Анатолий Белоусов, открыл окно и прямо на подступающую к раме кирпичную кладку щедро высыпал две-три пригоршни какой-то крупы. Голуби появились тут же и принялись степенно поклевывать привычный, видимо, обед. Убедившись, что птицы не в претензии, хозяин приступил к довольно длительной и предельно тщательной процедуре заваривания чая. До сих пор не знаю наверняка, почему ЭТО называют — чаем. Ведь чай — совершенно определенный вид флоры, какое отношение он имеет к ароматным настоям из душицы, чабреца, амаранта, хмеля, боярышника и т.д.? Моя версия проста: в России травяные настои заваривают обычно в чайной посуде. Вот и весь секрет!

Что ж, чай так чай. Анатолий закончил «колдовать» и предложил испробовать «варево». Оно оказалось довольно горьким на вкус. Хозяин согласился с оценкой и слил почти все содержимое чайника в раковину. Оказалось, первую заварку пить не надо никогда. Вторая — другое дело. А третья — еще лучше. И правда — у Анатолия лучше третья.

Чай помогал сосредоточиться. Все остальное — мешало. И прежде всего мысль, что по ту сторону неширокого стола сидит человек, чьи способности и навыки не укладываются ни в какие стереотипы.

Я, конечно, читал про казаков-пластунов, помнил легенду о Евпатии Коловрате, слышал рассказы про таинственный Казачий Спас. Но тут...

«Сам я из кубанских казаков. Родился в Туапсе. В семье было девять детей. Все первые — мальчики. Мой дед — настоящий казак-характерник, которых и так было немного, а уж после гонений на казачество вообще остались единицы. Почему он выбрал именно меня из всех внуков — не знаю, и никогда его об этом не спрашивал. Это вообще в казачьей традиции. Характерники, более известные как пластуны, передавали свое умение тем, кого сами выбирали либо из своего рода, либо из чужих казачат, которых специально искали в станицах и на хуторах. Что могли характерники? Бесшумно двигаться, лежать неподвижно часами, видеть в темноте, проходить сквозь посты незамеченными. Называлось — «мара». Отсюда и современное — «заморачиваться». Могли отклоняться от летящей стрелы и даже пули. Владели в совершенстве лошадью и традиционными видами оружия. Умели вести рукопашный бой, в том числе и на расстоянии. Бесконтактный, как сейчас говорят. Как это объяснить? Хотите, называйте особым видом гипноза, но на каком-то ином уровне, что ли.

Мой брат-близнец отслужил срочную в армии, приобрел редкую специальность — доводчика воздушных кораблей. Чтоб было понятнее — то же самое, что рихтовщик автомобилей. Короче говоря, рабочий человек. Как дед углядел разницу между нами и какую разницу именно, знал только он.

Знаю, что звучит все довольно фантастично, часто с этим сталкиваюсь. Многие Фомы неверующие говорят — покажи на мне, тогда поверю. Не покажешь — значит, шарлатан! Мне все равно, верит человек или нет. Я этим занимаюсь не для того, чтобы кому-то что-то показывать и доказывать. Просто сознаю, что могу, и, когда надо, применяю. И учу тех, кто хочет научиться. Но предупреждаю: Спас, который я называю «тонкими практиками», в максимальной, так скажем, комплектации можно доверить единицам. У меня за два десятка лет работы только четверо учеников, которым я передал умение работать на расстоянии. И я в них уверен. Эти ребята никогда не используют это знание во зло. Господь отрезает плохих людей от тонких практик. И еще — такая работа очень опасна для здоровья. Принцип смены частот, который лежит в основе тонких практик, требует очень тщательной подготовки организма. Чтобы понять на примере, о чем я говорю, представьте себе кадры в замедленной съемке. Так же примерно видит окружающий мир определенным образом настроенный характерник в тот момент, когда в него летит, скажем, пуля. Проще говоря, он эту пулю видит. Спас — это комплекс духовных, волевых, моральных и физических качеств человека. Это — непросто!

Большинство нуждается в более простой и доступной системе навыков, способных помочь человеку выжить в экстремальных обстоятельствах, будь то стихийное бедствие, техногенная катастрофа, нападение, война...

Если не мудрствовать лукаво, сегодня преподаю систему личной техники безопасности. В свое время удалось пройти специальную туристическую подготовку, горную, подводную — с аквалангом, такелажную, парашютную. Поэтому веду занятия не только в зале, где все начинается с обыкновенных физических упражнений. Ездим на природу, показываю, как строить иглу или любое другое укрытие, как разжигать костер без спичек, как избежать обморожений. В городе стараюсь развить у своих учеников навыки, с помощью которых они в случае чего скорее уцелеют в местах крупного скопления людей — на митингах, стадионах, дискотеках, в школах. Поможет против уличных домогательств. Мой метод основан на дедукции. Он позволяет в короткий срок передать большой объем информации и проработать полученные задания. Иначе говоря, человеку предлагается усвоить систему, а развивать ее он будет дальше уже самостоятельно. В современном городе в зал не набегаешься, большинство людей могут ходить на тренировки раза два-три в неделю. Но если заниматься каждый день еще и дома, в парке, на даче хотя бы минут 15 — прогресс неизбежен«.

Из разговоров с Белоусовым

Казаки-пластуны творили чудеса — это факт. Сохранились свидетельства их удали и во время показательных выступлений, и на войне. Хрестоматийный пример — начало Первой мировой войны, август 1914 года, бой донского казака Федора Крюкова с двумя товарищами против 27 немецких кавалеристов. Результат: 11 человек заколол и зарубил лично приказный Крюков, остальных — товарищи. Спаслось только четверо. Самый интересный вопрос: если германцы очевидно уступали в схватке на холодном оружии, почему никто из них не стрелял? Не успел? Не смог?..

Как всякому другому, захотелось посмотреть, так ли буднично проходят занятия Школы Белоусова, как он о них рассказывает. Или — скромничает человек? К тому же первое знакомство уместилось в полтора-два часа. И усмотреть русского богатыря в 50-летнем мужчине плотного, но отнюдь не могучего сложения, с широкой улыбкой и добрым, но пронзительным взглядом, честно говоря, не успел.

Октябрь. Суббота. Дождь. Измайлово. Входим с сыном в спортивный зал старой московской школы. Зал хороший, ухоженный, со свежим ремонтом. Занятие уже идет. В центре зала — Белоусов, в камуфляжном костюме и кедах. Куда пропала недавняя вялость в движениях и мягкость во взгляде? А вежливость? На кухне мы были на вы, а тут сразу — «Проходи, садись, смотри!». Потом, после тренировки, Анатолий пояснит, что привык говорить на занятиях быстро и по-военному. И чтоб не путаться, мы решили перейти на ты насовсем.

На полу зала — никаких японских циновок типа татами, никаких гимнастических матов. Голый деревянный пол, разрисованный красными и синими полосами под баскетбол-гандбол. Занимающихся — человек шесть-семь. Младшей девочке от силы лет девять, старшему, мужчине с заметным офисным брюшком, — около сорока. Все — новички. И только в самом углу зала выделывал странные пасы ногами почти прилипший к полу долговязый парень в камуфляже. Данила, как выяснилось позже, у Белоусова уже несколько месяцев. Кое-что может.

Через час я понял, почему Белоусов говорит о проверочном сроке в два месяца. Первое впечатление — зачем все это? Кувырки, как в первом классе, перевороты туда-сюда. Причем наставник тщательно следит за каждым движением каждого ученика. Чуть что не так, останавливает и дотошно объясняет сызнова. Раз за разом. Раз за разом... Белоусов добивается одного — понимания того, что делаешь. Его не устраивает обезьянничанье. Он убежден, что толку от механического повтора показанного учителем не будет. Пройдет время — и организм все забудет. А мозг — не подскажет. Потому как не мозг запоминал. Дрессировались только мыщцы.

Кувырок. Поворот. Кувырок. Все это называется нижняя акробатика. Раз за разом...

Напала жестокая зевота. Сын поглядывал то на распластанные по полу фигуры людей в нелепых позах, то на меня. Зачем, мол, привел? А где приемчики? Где чудеса от Ильи Муромца? Казалось, крупный парень лет 25 с лицом самодостаточного продавца автомобильных комплектующих вот-вот встанет и уйдет в раздевалку. Внушительная нижняя часть никак не позволяла ему выйти из кувырка в нужное положение. Белоусов почувствовал, что зал на пределе, и остановил занятие. Собрал вокруг себя. И показал кое-что. Не знаю, кто как, а я увидел, как нудные гимнастические упражнения на глазах превратились в стремительные боевые приемы. Готовый уйти парень вмиг оказался на полу, обескураженный, потерявший всякую ориентацию в пространстве. Глаза мужчины с брюшком налились слезами, одной рукой он потирал подносье, куда уперлось ребро руки учителя, другую вертел в кисти туда-сюда, избавляясь от легкой боли. Пишу с такой уверенностью об их ощущениях потому, что спустя какое время мгновенную атаку мастера проверил на себе. Удивляло прежде всего то, что не было никаких блоков, столь привычных в восточных единоборствах, никаких ярко выраженных ударов, прыжков с криками и эффектных падений. Казалось, в доли секунды вместилось огромное количество всяческих движений вокруг тебя и одновременно — никаких движений вовсе не было. Были глаза — напротив. И легкая боль в разных местах головы, рук и тела. И было понятно: был бы бой — тебя б уже не было.

Но здесь, в школе выживания Анатолия Белоусова, не бьются. Здесь — прежде всего учатся двигаться.

«Тонкие практики Казачьего Спаса, доставшиеся от деда, я попробовал совместить с системой русского рукопашного боя, которой обучался у создателя этой системы, Алексея Алексеевича Кадочникова. Он, к слову, тоже кубанский казак. А еще — довольно засекреченный человек, генерал-лейтенант ГРУ, много лет обучающий офицеров спецназа рукопашному бою. Так вот, работе против ножа, пистолета, автомата я учился у Кадочникова. А вот бой на расстоянии, вслепую — это дедовское.

Если не вдаваться в детали, которые обывателю ничего и не скажут, то общие принципы моей системы таковы. Есть четыре уровня физико-психологической деятельности человека. Первая — физкультура. Это понятно — люди двигаются различными способами для собственного здоровья. И это хорошо. Вторая — спорт. Все единоборства, прежде всего включенные в олимпийскую программу, — это зрелище, обусловленное правилами. Исключение составляет айкидо. Как говорят сами мастера айкидо, их вид слишком травматичен для соревновательного процесса. Даже так называемые бои без правил — это 16 страниц одних правил! Сегодня спорт не просто зрелище, а зрелище, замешанное на бизнесе. Или бизнес, замешанный на зрелище. Какое уж тут здоровье! Третье — праздник. Испокон веку люди включали разные формы движения в праздничные программы. Вспомним русскую Масленицу с поединщиками, «стенкой на стенку», заламыванием медведя и прочая. Ошибка — думать, будто на народных гуляньях участвовать в поединках или массовых схватках мог всякий, кому заблагорассудится. Существовала специальная подготовка. Так и у казаков — на джигитовке, показательных выступлениях с оружием. Показывали-то — мастера! Наконец, четвертое. Использование системы защиты в ситуации, когда угрожает реальная опасность твоей жизни и жизни близких, роду, Родине. В таких случаях нет никаких правил. Система должна работать на уничтожение опасности. Без вариантов! Я сам подготовлен так и других тому учу, что в случае необходимости оружием может послужить все, что угодно: нагайка, расческа, книга, мухобойка...

Конечно, можно устроить соревнования из чего угодно. Но в нашем случае это будет не спорт и не праздник. Это будет жестокое гладиаторство. А мне думается, что время Древнего Рима все-таки миновало«.

Из разговоров с Белоусовым Позже я видел записи того, что делает Анатолий уже как специалист по рукопашному бою. Первое, что пришло на ум, — детские приключения. Дело в том, что сам я — лефортовский. Этот московский район в конце 60-х густонаселенным не был. В отличие от Измайлово. Мы сбивались в маленькие группки по три-четыре человека и с настырностью мальчишек шли на аттракционы в Измайловский парк. Там нас и встречали. Нередко все начиналось с провокации. К нам, 8—9-летним, подкатывал 6 летний мальчонка и давай хамить. Мы, конечно, реагировали. И тут появлялись «старшие товарищи» с отрепетированной претензией. Иногда удавалось убегать, иногда — нет. Вспомнилось потому, что после собственных ощущений и просмотра записей и фотографий вдруг поймал себя на мысли: если в кустах Белоусов, можно смело играть роль мальчонки-провокатора. И совершенно не важно, кто объект: малахольные студенты Гнесинки или празднующая Ильин день десантура.

Стоит человек. К нему со спины подбираются несколько «негодяев» с ножами. Замахиваются. И начинают сгибаться как подрубленные — и падать. Человек поворачивается, обходит лежащих и собирает ножи. Вот и все.

На Шолоховских днях этим летом в станице Вешенской Белоусов вслепую находил в толпе оружие. Перед тем как завязывали глаза, честно предупреждал: когда найду и попрошу отдать — не сопротивляйтесь. Один недоверчивый дед в толпе решился на эксперимент. Белоусов протянул руку за ножом, а дед возьми да заартачься. Как результат — нокдаун и истерика.

На собственной шкуре понял одно: работа против тебя на самом деле ведется в каком-то совершенно другом измерении.

Когда-то, в самом начале 90-х, в мой кабинет в редакции одной из московских газет вошел человек. Представился. Белов Александр Константинович. В двух словах очертил предмет беседы. А именно: знаю ли что-нибудь о славяно-горицкой борьбе? Честно ответил, что слышал только название. «Уже хорошо», — сказал Белов и коротенечко так, часа за четыре, рассказал мне об этом удивительном явлении. Публикации получились большие, а в резюме — вопрос. Почему в нашей стране культивируют какие угодно виды спорта, а национальное достояние забыто-заброшено? Ответа, понятно, я не дождался. Ни от Олимпийского комитета, ни от профильных федераций, ни от Министерства образования. К чему вспомнилось? Все к тому же. Лет 15 прошло, а славяно-горицкая борьба как была на задворках памяти да в сердцах энтузиастов, так там и осталась.

Захотелось узнать, какова ситуация вокруг системы Белоусова и ей подобных.

С генерал-лейтенантом ГРУ Кадочниковым все более или менее понятно — военный секрет. Какие секреты заставляют чиновников соответствующих ведомств сторониться Анатолия Ефимовича со товарищи? Ведь живут и работают они в Пскове и Владимире, Пятигорске и сибирских городах...

«Как-то меня пригласили вести занятия в одном кадетском корпусе. Я вел свое, а в другие часы с ребятами занимались инструкторы по карате и самбо. Прошло немного времени, стало видно, что с мальчишками контакт есть, а вот руководство корпуса к моей системе охладело. Пришлось уйти — конкуренция, знаете ли.

С непониманием сталкиваемся часто. Особенно в спортивно-чиновничьей среде. Там свято блюдут свои интересы. Так зачем им, спрашивается, головная боль без олимпийской символики? Самбо никак в олимпийский список не втиснут. Но это все именно от непонимания. Мы не по спортивной части, скорее — по физкультурной.

В последние месяцы пустился в переговоры с педагогическими университетами и колледжами. Кому-кому, а будущим учителям такой предмет, как «безопасность жизни», никак не помешает. Пока присматриваются.

С армейскими и милицейскими начальниками тоже странная картина вырисовывается. Кое-где на личной инициативе командира удается выстроить взаимоотношения и проводить какие-то семинары. Но как систему не рассматривают. А я ответственно могу заявить, что много солдатских жизней было бы спасено и в Афганистане, и в Чечне, если б в учебках и частях существовал полноценный курс ОБЖ. Еще в первой половине ХХ века в одном американском журнале опубликовали статью русского офицера-эмигранта, в которой рассказывалось о русской школе рукопашного боя. Шустрые американцы из Пентагона чужие наработки отслеживали всегда. И тут не заставили себя ждать. Спецназ США готовили, да и сейчас готовят, с учетом методик, позаимствованных у офицеров русского Генерального штаба. Кстати, тот офицер был сыном офицера, служившего в группе телохранителей микадо.

Вообще-то телохранительство не в чести у характерников. Тогда они выполняли царский приказ. То есть работали в интересах государства. Не думаю, что использование тонких практик пошло бы на пользу в случае, когда их носитель продается за деньги. Мне предлагали такую работу — охранять чье-то тело. Не раз. Я всегда отказывался. Чтобы пользоваться своими навыками без ущерба для самого себя, я должен точно понимать, за что рискую жизнью. И не жалеть себя. За Родину — да, это долг любого нормального мужчины. За родных и оказавшихся в беде — тоже понятно. За деньги? Непонятно. Мне — непонятно!

Если вернуться к пользе дела, то скажу так: горизонтальные связи у специалистов моего профиля установлены нормальные. Кто-то работает сам по себе, но большинство находится в контакте. Например, известный учитель Александр Лавров проводил семинары на моей территории, когда ему негде оказалось заниматься. Коллеги приглашают на семинары и по стране, и в СНГ. За последние месяцы побывал в Омске, Анапе, Мурманске, Челябинске, Волгоградской области, Белоруссии, Казахстане, на Украине... У нас с вертикалью пока не ладится, это да!«

Из разговоров с Белоусовым

Белоусов всегда уравновешен. Понятно, положение обязывает. В его профессии нельзя обладать слишком подвижной, слишком зависимой психикой. Сам он плохо помнит, когда его в последний раз вывели из себя. А может быть, вообще не выводили. А в ситуациях побывал — другой свихнется.

Он сам не говорит о собственных заслугах. Больше — о делах и планах. О новых моделях снаряжения и спецодежды для одной фирмы, которая снабжает экипировкой экспедиции полярников и восходителей на Гималаи. Об увлечении фотографией. О книгах. За внешней простоватостью — недюжинная эрудиция и множество специальностей. И половина из них — сами по себе заслуги. В Армении две школы и улица носят его имя. После землетрясения в Спитаке. Анатолий тогда... Ладно. А вот еще: трехкратный рекордсмен Книги рекордов Гиннесса. Каких? Не говорит зачем... Врачует. И весьма эффективно. Соединил в одну методику знания классической медицины и народной школы казаков-костоправов. Характерники-пластуны умели раны лечить.

На одном мероприятии один полковник пожаловался на надоевшие боли в позвоночнике. Память о Чечне. Аж, говорит, пальцев на ногах не чувствует. Белоусов «ломал» полковника минут десять. Доломал. Сделал из него лейтенанта. Офицер сам себе изумлялся, как наклоны пошли и как пальцы зашевелились. И тут же — рука тоже не очень, правая. Белоусов вновь «ломать». Еще минут пять прошло, вырвался полковник на свободу, выскочил в соседнюю комнату и жаловаться — не прошла рука, болит пуще прежнего. Эх, шарлатан! Ему про позвоночник напомнили. Он согласился — не болит, верно. Значит, лекарь все-таки. А рука тогда почему? Дернул полковник рукой в сторону и ахнул — нет боли, прошла, родимая. Так с удивленным лицом и поехал домой.

Да, кто знает, как сломать, должен знать, как починить.

«Как уберечься от опасности? Самое простое — двигайтесь. Переминайтесь с ноги на ногу, чтобы постоянно одна была опорная, чтобы стартовать было легче, чтобы попасть в вас было труднее. Это и при природной катастрофе поможет, и при нападении плохих ребят. Наше тело без острых углов, чуть сместились — и удар пойдет по касательной, рикошетом. Человек так устроен, что, находясь в статическом положении, при наступившей опасности впадает в ступор. Примитивно говоря, от незнания, с какой ноги бежать. Так что — двигайтесь.

И еще. Запомните последовательность интеллектуальных действий. Оцените обстановку, подумайте, примите решение. И только потом — действуйте. А уж скорость этих процессов зависит от вашей подготовки. Поэтому все на первый уровень — на физкультуру».

Из разговоров с Белоусовым

Михаил БЫКОВ

http://www.russkiymir.ru/russkiymir/ru/magazines/archive/2010/02/article0014.html