+375 29 699-47-38
+375 29 319-05-26


Вьетнамские свадьбы и суеверия Центр Человека / Главная / Архив ZIP ID / Экспедиции / Вьетнам (лето 2016) /

Вьетнамские свадьбы и суеверия

Продолжая разговор о Вьетнаме, хочу начать рассказ с вьетнамской свадьбы, участницей которой стала одна из наших новых знакомых. Приглашают на свадьбу тут всех, до кого только может дойти информация о женихе и невесте. Например, невеста зовет свою подругу. Та, в свою очередь, зовет всех своих подруг. Те зовут своих и т.д. Иногда на свадьбу приходят люди, совсем далекие от жениха и невесты. Цель — не накормить, напоить и развеселить родню, а собрать деньги молодым на старт в жизни. Дарят только деньги, суммы разные — от 200 000 донгов (считай, неденоминированных бел руб) и выше. Начинается свадьба в 17 часов, после работы и заканчивается до 21 часа. Это время распределяется так: 2 часа — поздравления и сбор денег, остальное время фуршет. Фуршет — это фрукты, рис и пиво. Чем дороже пиво — тем богаче свадьба.

Как вы думаете, чем занимаются молодожены в первую брачную ночь? ) Правильно, считают деньги. А как же красивые фото? Фотосессию заказывают за месяц и более до свадьбы, берут напрокат платья и украшения и ездят с фотографом. Часто можно увидеть фотосессии молодых на пляже на фоне моря. Пару вьетнамцы выбирают старательно, ведь на всю жизнь. Разводов здесь крайне мало, это порицается обществом. Детей имеют двоих максимум (это разрешено государством), за третьего надо платить 15% со всех своих доходов. Больше детей иметь нельзя. Но больших семей многодетные, уж не знаю, как они обходят этот закон. Здесь самые бедные слои — рыбаки, а кто ж помогать родителям будет?

Иногда можно видеть мужчин, гуляющих вдоль моря, приподняв майку и поглаживая живот. Я сразу даже не придала этому значения. Потом узнала — оказывается, это мужчины показывают, что они достаточно обеспечены. Повелось это ранее, когда не хватало на еду, а это означало, что он может есть досыта.

Вообще, когда смотрю на эту страну, нахожусь в полном разрыве шаблона. В моей памяти есть моменты, когда я была школьницей, мы собирали нуждающимся детям Вьетнама школьные тетради, альбомы для рисования и карандаши, а в Минске запах «Сайгона» ассоциируется с чем-то крайне бедным и грязным, а здесь я вижу нормальные дома (хотя это не в рыбацких деревнях, это там, где выращивают рис и фрукты, больше вглубь от моря), счастливых детей, в магазинах всего в достатке, цены как у нас на еду (кроме местной сезонной) и чуть дешевле на промышленные товары. В моей голове не укладывается, как можно было за такой малый во времени срок сделать такой экономический рывок. Понятно, что на одном мелком бизнесе его не было бы. Здесь вложены большие деньги в нормальную инфраструктуру. Но без мелких предпринимателей этот механизм не работал бы. Мне, как туристу, здесь легко — куча кафе, магазинов, такси. Все, вроде это же, есть и у нас. Но у нас мертвое, нет жизни в туристическом бизнесе, а здесь она кипит. Из любой ерунды делается бизнес. И это создает свой колорит, местный, неповторимый.

Здесь много людей и на найме. Их поведение отличается от поведения владельцев. У них рабочее время — и все, свободны. Никто ни на минуту не заморочится задержаться на рабочем месте из-за какой-то проблемы. Вчера мы заехали в национальный парк на водопад. Места достаточно глухие, туристов туда не возят. У подножия нас встретила женщина из служащих парка, взяла оплату (1 доллар с человека вход), выдала билеты, байки поставили на стоянку. А дальше дорога по камням в гору, камни скользкие, лететь с некоторых до 5 метров вниз. На разных высотах — 3 озера, они небольшие, но покупаться можно. Только стрелки на камнях указывали направление движения, где проще подниматься. К третьему озеру вообще был подъем по отвесному откосу, в который были вбиты металлические штыри вместо ступенек, и так метров 8 вверх. В общем, поднимались долго, спускались уже, когда солнце село и начали летать летучие мыши, джунгли все-таки. Когда пришли к байкам, думали, что нас будут искать. Нет, байки стояли, служащие ушли домой. Выживание в джунглях забота самих туристов, искать тебя тут никто не будет, и спасать тоже. Твое тело — его и береги сам. Кстати, этой ответственности за свое тело в нашем обществе не хватает, у нас же всегда кто-то виноват и кто-то должен. Разные крайности в социальных стереотипах поведения, а правда и разумность где-то посередине.

Вьетнамцы необычайно гостеприимны и очень любят детей. В гипермаркете обратила внимание, что многие подходят к моему младшему сыну, играют с ним, обнимают, подводят своих детей поиграть с ним, просто гладят его ручкой своего ребенка. Нет, это все не толпой, словами трудно передавать, а гармонично, дружелюбно, как и должно быть. Оказывается, бедные вьетнамцы считают, что контакты с белыми детьми приносят счастье, достаток. Прикоснуться к святому, что ли. Кстати, китайцы и корейцы на него реагируют точно так же. Вообще, суеверие здесь есть, как и в любой стране. Например, кошки. Их здесь практически нет, а , если и встретишь, то у нее будет обрезан хвост. Здесь есть суеверие, что кошка на конце хвоста приносит бедность. А пошло это от того, что мяуканье кошки по тональности и звукам напоминает вьетнамское слово «бедность» или «нужда». Кстати, кошек в южной части Вьетнама не едят, как и собак. А вот собак здесь любят и охотно держат, по ним суеверий нет.

Да, отдельная тема — кто ныне лидирует по свинскому поведению в мире. Увы, русские уступили первенство.... Не угадали! Но об этом — в следующем материале.

Наталья Зайцева для сайта pup.by

https://www.youtube.com/embed/RypjrpKgeq8

https://www.youtube.com/embed/C2L_tr8CC9M

 

Задать вопрос