Хорошее зрение — как результат совместной работы с психологом Центр Человека / Главная / Психология / Гипноз — Николай Захарченко /

Хорошее зрение — как результат совместной работы с психологом

Хорошее зрение — как результат совместной работы с психологом, как результат выработки правильной привычки смотреть. Статья о психологической коррекции зрения, опубликованная в журнале «Работница» в январе 2004 года (стр. 38-39).

Оптимисты ходят без очков

Вы давным-давно смотрите на мир вооруженным глазом? Или совсем недавно надели очки? Снимите их и задумайтесь: а может, вовсе не больные глаза виноваты в вашей близорукости?.. Психолог Николай Захарченко более 10 лет назад создал свой неврачебный метод коррекции зрения. Он возвращает способность хорошо видеть тем, кому не помогли доктора. Потому что ищет соломинку не в глазу, а в душе человека. Он устраняет не болезнь, а неправильную привычку смотреть.

Слепота — не приговор

Любимая его клиентка (не пациентка!) — Галина Малева. Очень уж сюжетна и показательна история ее исцеления. В детстве она правым глазом наткнулась на перо ручки. Зрачок закрылся бельмом. Офтальмолог смог снять его, но этим глазом Галина видела лишь свет и нечеткие контуры предметов. Так и прожила 57 лет. А потом случилось горе — в автокатастрофе погибла ее 20-летняя дочь вместе с мужем. От переживаний женщину хватил инфаркт, затем инсульт, потом стал развиваться сахарный диабет, спровоцировавший катаракту на единственном зрячем глазу. Операцию делать было нельзя из-за общего состояния организма, и врачи ей посоветовали готовиться к слепоте. Галина ходила с завязанными глазами: чистила картошку, зажигала плиту. Однажды узнала о методе психологической коррекции зрения и немедленно отправилась к Захарченко.

В первый день она прозанималась с психологом с 10 утра до 8 вечера. А под конец тренинга Николай вдруг понял, что женщина смотрит на него обоими глазами. Когда сама Галина обнаружила, что ее глаз, бывший 57 лет почти мертвым, ожил, она от потрясения впала в ступор. Николаю пришлось дико кричать на нее, чтобы вывести из радостного шока. Потом они работали еще полтора месяца, и катаракта на левом глазу у безнадежной пациентки офтальмологов бесследно исчезла. Уже 8 лет, как она видит мир вполне отчетливо.

Каждый второй слаб глазами

Как родилась нетрадиционная методика? Клиенты Захарченко Николая, которые обращались к нему как к психологу по самым разным житейским поводам, стали замечать, что по мере улучшения их общей жизненной ситуации к ним возвращается хорошее зрение. Люди снимали очки, не находя видимой причины чуду. Можно сказать, что метод Захарченко возник как положительный побочный эффект психотерапии.

Психолог задумался, почему столько высококлассных офтальмологических учреждений работает ради плохо видящих людей, совершая чудеса, но на планете остается миллиард близоруких — каждый пятый! Если прибавить к ним дальнозорких, страдающих астигматизмом, катарактой, глаукомой, болезнями сетчатки и зрительного нерва, окажется, что каждый второй человек на Земле слаб глазами.

Еще удивительнее, что к удачно прооперированным по поводу катаракты или близорукости гражданам их недуг порой возвращается. Возникает вторичная катаракта даже на искусственном хрусталике! А вот Серафим Саровский раз и навсегда вернул хорошее зрение 8-летнему слепому мальчику. Молитвами и беседами. Значит, существуют не только физиологические причины глазных болезней, но и психологические.

И Николай Захарченко засел за книги. В «Ленинке» полтора года штудировал литературу по теме. Какие-то техники создавал прямо в кабинете, где он работает с коллективом единомышленников. Теперь есть целая система психотренингов, возвращающая людям способность четкого видения. Николай запатентовал свой метод и даже учебник написал. Пока книга еще не издана, однако новатор читает курс лекций студентам Московского гуманитарного института.

Лучше быть очкариком, чем слыть дураком

Захарченко обнаружил несколько психологических механизмов, ведущих к нарушениям зрения.

Защита от стресса. Пока мы глядим на мир с удовольствием, наш мозг все принимает. Но происходит неприятность или беда, и мы начинаем тяготиться реальн остью. В нашей «коробочке» возникает напряжение, и нервная система по сигналам разума меняет зрительный аппарат. Выключаются мышцы, деформируется глазное яблоко, то есть буквально закрываются глаза на то, что видеть больно, неприятно. Галина Малева после гибели дочери жить не хотела. Ее разум решил катарактой закрыть ей белый свет. Слепота или смерть — таков был выбор. Организм предпочел меньшее из зол ради спасения самой жизни.

Точно так же маленькие дети, не желая видеть, как родители ссорятся, обретают защитную близорукость. Подобное происходит и с подростками, слишком критически относящимися к себе. Плохое зрение — это подавленное отрицательное переживание.

Подражание авторитетам. У многих детей неправильная привычка смотреть воспитывается. Родители читают, близко поднося книги к глазам, и наследники их копируют. Полуторагодовалая девочка в троллейбусе держит газету у самого носа, демонстрируя свое якобы умение читать, в точности как мама, сидящая рядышком. Другая, уже пятилетняя, добравшись до косметички, красит губы, подобно своей матери, близко поднеся зеркальце к лицу.

Симуляция или подмена диагноза. Если ученик не может воспринять материал, ему порой легче согласиться со взрослыми, что он плохо видит, чем признать свою неспособность, несообразительность. Школьник начинает щуриться и сам верит, что близорук. Ему выгодно быть очкариком. Это лучше, чем прослыть дураком. Иные надевают спасительные очки, защищаясь от родителей, которые мучают чадо, мечтая сделать из него вундеркинда.

Выученная беспомощность. Человек много работал, уставал и вдруг заметил, что все предметы утратили четкие контуры. Он испугался и пошел к врачу. Тот прописал очки (как, вам 50, а вы без очков?!). Так восстановительные возможности, которыми владеет организм, были заблокированы установкой доктора. А может, пациенту всего-то и надо было выспаться, отдохнуть, нагуляться на свежем воздухе.

Бывают ситуации с точностью до наоборот. Женщина, будучи в командировке в Монголии, потеряла свои очки. Она вынуждена была справляться без них, и хорошее зрение вернулось.

Так что же, за всеми глазными болезнями стоит душевная драма или психологический дискомфорт? Чаще всего — да, считает Захарченко. Хотя, конечно, бывают и чисто физические причины: необратимая травма, отравление продуктами, вредная экология.

Шаги к прозрению

Методику психологической коррекции зрения можно описать как систему пяти шагов.

Первый шаг — чтобы запустить способность организма к самовосстановлению, надо убедить клиента, что обойтись без очков возможно, что обновление клеток происходит до конца жизни.

Второй шаг — человек должен захотеть вылечиться. Есть формула: хочу — значит, могу. И она действенна. Вот только хотеть надо по-настоящему, истово. Примерно так, как пациент со сломанной ногой желает вновь научиться свободно передвигаться. Ну а хорошее зрение многие хотят вернуть лишь на словах. Есть, костыли в виде очков, есть привычка, а усилий делать не хочется.

Третий шаг — надо отказаться от побочных выгод, которые несет болезнь. Некоторым нравится, когда за ними ухаживают, о них заботятся. Кто-то пользуется плохим зрением как отмазкой — мол, можно не работать в полную силу, не делать карьеру.

Четвертый шаг — думать о плохом только хорошее. Нужно найти в прошлом ту болезненную жизненную ситуацию, которая послужила толчком для развития недуга. Каждый человек, без исключений, всегда ее вспоминает. Потом надо взглянуть на давнюю историю с позиции сегодняшнего дня и все прежние минусы перевести в плюсы. У Галины Малевой осталась маленькая внучка, ради которой надо было жить. Сконцентрировавшись на положительной жизненной программе, Малева сумела победить катаракту и последствия травмы.

Чтобы не терять хорошее зрение, надо сосредотачиваться в жизни только на положительных эмоциях.

Пятый шаг — включившись в работу с психологом по преодолению недуга, ежедневно стараться добиться пусть маленького, но результата. Человек так устроен: ему все время нужны подкрепляющие факторы, чтобы он не охладел к длительному процессу. У Захарченко специальные офтальмологические таблицы, в которых 281 строчка против обычных 12, какими пользуются медики.

Галина Качук