А вы видите сны? Интервью с Геннадием Гончаровым Центр Человека / Главная / Психология / Гипноз — Геннадий Гончаров /

А вы видите сны? Интервью с Геннадием Гончаровым

Геннадий Гончаров, руководитель Московской Школы Гипноза

Беседовал Евгений Власов
Тема гипноза продолжает нас интересовать. Что стало с тем временем, когда по стране прокатилась волна выступлений гипнотизеров особого эстрадного жанра, почему возникла эта потребность? Пришли бы вы сейчас на сеанс гипнотизера в большой зал? Или вы предпочитаете думать, что ваша психика хрупкая, и что, не дай бог, в ней что-то после этого сломается? Может, вы хотите изменений? Если вы хотите встать на «путь к себе», то кто же вы сейчас? Где же вы сейчас?
Если у вас все в порядке, вы на пути к себе, или уже дома, то зачем вы все это читаете? Остановитесь, пока не поздно! Гипноз — это так страшно, и ваша личность подавится властной личностью гипнотизера.
Каждый из нас и так загипнотизирован. Своими насущными делами, обыденным общением, чувством собственной значимости, или «комплексом неполноценности». Так кому и зачем же нас будить? Сон и гипноз — это естественно! «Повелеваю вам — спите!»
Кто не спит? Оказывается, не спят только гипнотизеры. Они ходят вокруг, и поглядывают, довольные своей работой, потирая руки! Может, вам стоит попробовать свои силы и, для начала, кого-нибудь загипнотизировать самостоятельно? Начав, скажем, с себя... Право же, не стоит ждать, пока вас шандарахнет молнией по голове и вы получите все, о чем мечтали. Молний на всех не хватит!
Интервью с Геннадием ГончаровымГеннадий Аркадьевич, вы писали, как учились гипнотическим приемам и саморегуляции. И получается, что всего достигли сами. А были у вас учителя?
Все началось с одного события, когда мне было семь лет. К нам в школу приехал Анатолий Барди, известный эстрадный гипнотизер. И, как это обычно бывает, он демонстрировал нам чудеса. Я подошел к нему, взял его так за полу пиджака, и спросил: «А как вы это делаете?» Он посмотрел на меня пристально своими черными глазами, в которых, как мне теперь кажется, клубилась, пульсировала гипнотическая сила, и сказал: «Занимайся саморегуляцией и ты станешь великим гипнотизёром».
Прошло 15 лет, мне стало 22 года, и я приехал в свой родной город Могилёв. Я родом из Белоруссии. ДК имени Ленина, ПО «Химволокно» — это крупнейший в Европе химкомбинат «Лавсан». Я выступал в огромном зале на 1200 мест с вертящейся сценой, давал сеанс массового гипноза. Когда меня возили на «Волге» по городу, я заметил афишу на заборе: «Анатолий Барди». Мой «крестник», он по-прежнему работал по школам и техникумам. Я попросил водителя остановить, подошел к афише. Стою и думаю, что вот, человек, которого я боготворил, и мне в детстве казалось, что выше его нет человека. И вот теперь я вижу, что он остался как бы на прежнем уровне, не рос.
Я очень удивился этому.
А что вас удивило тогда в его выступлении?
Он показывал «кожное зрение», возводил любые числа в любую степень, извлекал корни.
Я помню момент, когда у тех, кто пришли на сцену, среди них были и мои одноклассники, «приклеились» ноги к полу, и все были удивлены этим. Они не могли оторвать ног от пола. Одного мальчика он положил на каталептический мост. Мы потом пробовали повторить — и не получалось!
А он положил мальчика на пятки и шею, тот висел горизонтально и был твердый как камень.
Так что настоящего учителя у меня не было, я самостоятельно, путем проб и анализа, моделирования — постепенно разобрался во всех этих эффектных упражнениях. Это показывает, что если человеку действительно силь-но что-то надо, он может сам найти ответ на любой вопрос. Так что я посвятил этому всю свою жизнь, начиная с семи лет.
Как вы обнаружили, что именно этого вы так желали?
Я не могу сказать, что я так же, как Моцарт в музыке, получил призвание. Было сильное желание, и всё. Я любил и люблю гипноз, продолжаю его изучать. У меня на сайте есть новостная программа, которая вылавливает в сети все новости о гипнозе.
И какие самые последние новости?
Меня удивило открытие израильских ученых. Они сообщили, что если женщина находится в состоянии классического гипноза, настоящего, с предшествующей глубокой релаксацией, то её способность к зачатию возрастает на 40%. Речь шла об искусственном оплодотворении. И о тех женщинах, кто поддался гипнозу. Это последняя новинка, которая меня порадовала.
У нас в России таких исследований нет. Правда, в институте Анохина ведутся исследования, но с военными. О том, как гипноз позволяет восстановиться после пережитых стрессов военных действий. Эти исследования начались с моей подачи, у меня даже благодарность из Госдумы есть.
Гипноз применяют в обучении тех, кто ведет переговоры с террористами, которые захватывают заложников. Мы эти рекомендации передавали спецслужбам, которым это нужно в работе, и они с успехом их используют.
Откуда такая любовь к специальным службам?
Особой любви никакой нет. Но если я могу помогать людям, пережившим стрессы, то я помогу. Я разрабатывал для таких людей последние 9 лет специальный курс аутотренинга по работе со стрессом. Я думаю, что они меня любят больше, чем я их.
Расскажите о своем первом сеансе массового гипноза.
Это было, когда я служил в армии — первый опыт, импульсивная попытка. В армии, в однородной среде люди раскрываются. Это удобная атмосфера для гипнотизера — со всеми служишь и всех знаешь. А служил я в олимпийском батальоне, в Москве. У нас не было дедовщины, ничего такого — отборные войска для охраны объектов Олимпиады (1980, прим. ред.). Видимо, особый отбор был. Солдаты выступали в праздники с самодеятельностью для себя, это было принято. Потом давали увольнения в город.
Мне хотелось выделиться и что-то показать необычное. Я решил провести с залом тест на сжатие рук. 1500 человек. Я не ожидал, что все получится так легко. Потом я вызвал на сцену тех, у кого руки сцепились намертво, расцепил им руки, и решил — попробую внушить гипнабельным, что сырая картошка и лук — это яблоко или груша, очень вкусно. Они с аппетитом ели. Одному особо внушаемому, Андрюше, я за ним и раньше наблюдал его особую способность спать с приоткрытыми глазами, я сказал шёпотом на ушко, что 2×2=729. Что так комбат приказал. Еще я ему сказал, что дембель не волк, в лес не убежит, и он со сцены заявил, что на дембель не пойдёт, а хочет еще послужить. Я устроил сеанс смехотерапии.
Потом меня вызвали в политотдел. Устроили допрос: как я все это делаю. Я сказал, что много читал об этом, и вот решил повторить. И все получилось.
Что касается использования гипноза — я всегда стараюсь найти рациональное, полезное применение, например, чтобы помочь тем, кто пережил сильный стресс. Или кто изучает иностранный язык.
Интересно! Расскажите об этом подробнее.
Это моя разработка. Урок ведут двое — гипнолог и преподаватель-языковед. Гипнолог погружает группу в сноподобное состояние дрёмы, для этого используется аутотренинг. По сути, это даже интереснее, чем гипноз. Если человек научился аутотренингу, то он может использовать этот навык и в других ситуациях обучения.
Потом следует несколько шестичасовых погружений с прослушиванием кассет, которые перемежаются занятиями с преподавателем языка, и быстрота усвоения резко возрастает.
Как гипнотическое состояние снимает последствия сильного стресса?
Это можно объяснить, и это может делать каждый. В благоприятной обстановке звучит приятная особая музыка, и мы достигаем состояния глубокой релаксации. Создаётся комфортная обстановка, не жарко и не холодно. Удобное кресло. И на этом фоне глубокого душевного спокойствия и равновесия человек вводится в гипноз. Сеансов проводится много, и состояние запоминается, «пишется». Выяснилось интересное обстоятельство, что наш организм всегда пытается найти любую возможность, чтобы сбросить негативные эмоции. Как в биологии мы учили, что все позитивные признаки в процессе эволюции закрепляются, так и в жизни организма наблюдается подобное.
Происходят аутогенные разряды, обиды детства, переживания страхов детства, начиная чуть ли не от рождения, даже, от зачатия, все уходят. У расслабленного человека вздрагивают руки, текут слёзы, он может смеяться. Это протекает очень мягко, не так, как на тренинге, в котором человек находится в напряжении.
Причем всё окружение и обстановка играют, может быть, более важную роль, чем гипноз.
Человеку даётся какой-то сопроводительный текст?
Нет, только команды на релаксацию мышц.
Получается, что сам гипноз, без внушения, без дополнительных усилий со стороны гипнотизёра — целительный метод?
Женя, вы, наверное, самый талантливый журналист, которого я вижу. Вы попали в суть гипноза. А я давал интервью сотни раз. Этот вопрос — глубинная суть моей разработки. Выяснилось, что ничего человеку и не надо внушать! Раз он пришёл, то он сознательно или подсознательно хочет избавиться от каких-то комплексов, хочет развить, например, свою память, или другие способности. И я, как гипнолог, никому ничего не внушаю, я только создаю обстановку, в которой формируются и сбываются подсознательные мечты и желания пациента. (Наташе, PR-директору) Он задал вопрос удивительный, который мне никто не задавал!
Я вообще, талантливый человек.
Тем не менее, это факт! Попали в точку! Моя работа, исследования показывают, что не надо ничего внушать, ничего корректировать, а нужно создать среду, обстановку. От человека даже не требуется точно знать, чего же именно он хочет. Желание движет человеком. Он может себе поставить непосильную задачу, и его подсознание скорректирует эту задачу, сделает ее доступнее, и выполнит необходимую работу. Работает универсум подсознания.
И человек сначала решает самые насущные задачи, связанные, например, с обидами детства. А потом уже, когда первые задачи решены, человек сможет расти дальше, хотеть большего, например, получить более высокий пост.
Гипнотизер мне представляется человеком властным. А вы пишите, что вам не нужна никакая власть над людьми, что вы стремитесь освободиться от всех желаний.
Чем больше человек может, тем меньше он хочет. Чем больше знает, тем меньше говорит об этом. У меня нет никаких амбиций, я не хочу использовать свои способности для достижения своих целей. О каких-то плохих целях вообще речи не идет. Я убежден в том, что необходимо верить только в хорошее, мечтать о хорошем.
За 18 лет, что я веду Школу Гипноза, обо мне не было ни одной резко отрицательной статьи, а это тема, на которую вполне можно нападать. Я удерживаю свою личную мягкую позицию, не участвую в скандальных передачах. Не осуждаю никого из специалистов, хотя мог бы кого-то критиковать.
Геннадий ГончаровНападки всегда бывают на какую-то необычную деятельность.
Я приведу один пример. Ко мне пришли журналисты из «желтой» прессы, которые предложили скомпрометировать Лилиану (известная целительница, прим. ред.). «Ты многое знаешь, помоги нам с информацией, которую мы могли бы использовать для газеты». Я категорически отказался: только хорошее. Они ушли ни с чем. Потом выяснилось, что они пришли с таким же предложением к Лилиане. В отношении меня. И Лилиана им сообщила, что «Гончаров ничего мне плохого не сделал, и я ничего не скажу о нем плохого».
Вот пример какой-то телепатической связи. Я осознаю, что есть нечто, что сообщает нам о другом человеке, что мы связаны, и что мы каким-то образом узнаем что-то друг о друге. Москва маленький город.
У меня появилась очень интересная версия этой «телепатической» связи. Те люди, которые от вас пошли к ней, унесли с собою ваше высказывание, ваше решение в своем психическом состоянии, и передали позитивную информацию целительнице — ведь она по роду занятия обладает развитым восприятием и, наверное, видит людей «насквозь». Унесли информацию и выразили её на своих лицах, в своей невербалике. Очень важный практический момент!
Очень может быть. Может, унесли какую-то улыбку, или уважение. И она это прочувствовала, когда они называли мою фамилию.
В вашем гипнозе, получается, нет авторитарности, которую критикуют в классическом гипнозе, скажем, специалисты эриксоновского направления?
Я считаю, что в области гипноза большое значение имеет личность специалиста. Она очень сильно влияет и на методы. Если одиозная личность, то вокруг создается соответствующий ореол, я даже сказал бы — аура — хоть я не использую это слово. Так что я формировал вокруг себя спокойную, светлую ауру.
Считается, что негипнабельных людей около 30%, что это значит?
Если человек пришёл к психологу, и он не смог помочь, то, вероятно, что сможет помочь другой психолог. Необходимо найти какую-то струнку, подход к человеку
Я понял, что негипнабельных нет, есть только несозданное доверие.
Есть личные, культурные моменты, и другие причины, которые обеспечивают эффективность работы в этой конкретной паре, или в этой группе.
В чем ваше удовольствие от работы? Что вам больше всего нравится делать?
Я еще раз удивляюсь вашим вопросам. Когда я еду сюда на работу, в своей машине, то у меня поднимается настроение, меня начинает как бы распирать. В этом, наверное, и есть счастье — когда в работе соединяются бизнес, хобби, увлечение, и это все составляет жизнь. Удовольствие и радость. Мне всё нравится и доставляет удовольствие в моей работе.
Вас когда-нибудь гипнотизировали?
Да, неоднократно. Я расскажу о том, как меня гипнотизировала одна моя талантливая ученица, кстати, психолог, и она еще хорошо знает НЛП. Я хотел пережить личный опыт и пройти через смерть. Я изучал шаманизм, я поклонник индийской философии, знаю, что шаманы переживают этот необычный опыт. И обретают новые способности, пережив такое состояние.
Она погрузила меня в гипноз, и я прошел через это состояние, когда останавливается дыхание и останавливается сердце. Возможно, сердце и не останавливается, а вибрирует, находится в фибрилляции, ведь данные подтверждают, что кровь все-таки продолжает поступать в мозг.
Я пережил этот опыт и считаю себя теперь дважды рождённым.
Из медицины кто-то присутствовал во время этого сеанса?
Да, на всякий случай был еще и врач (смеётся).
Вы раньше много путешествовали по стране с выступлениями, можете рассказать интересный случай?
Я дал около двух тысяч сеансов гипноза в сотнях городов бывшего Советского Союза, программа называлась «Резервные возможности человека». Случаев интересных много. Однажды на такой сеанс пришел слепоглухонемой человек, со своей мамой. И он погрузился в состояние глубокого гипноза, у него полностью расслабились все мышцы, закатились глаза, полное состояние релаксации. Добрые участники сеанса просто отнесли его в коридор и повесили его тело на перила. У меня не было опыта работы с такими людьми, и я не представлял, как его вывести, и беспокоился. Но я знал, что он пришёл с мамой, и у меня созрело решение.
Я вместе с ним и его мамой образовал своеобразный треугольник. Она взяла его за руку, за другую руку взял я, и передал через маму команды на пробуждение, и через две минуты он зашевелился, и пришел в себя.
Этот случай интересен больше вам, как профессионалу, а мне хотелось бы какой-нибудь курьезный случай.
Дело было в Таганроге. Многие участники сеансов делали вывод, что я как-то им могу помочь. Гипнотизер — последняя надежда. Пристала ко мне одна женщина, за кулисами. Хватала меня за руки, умоляла ей помочь. Дело в том, что у нее не было детей, а она хотела и не могла забеременеть.
Я для того, чтобы она меня оставила в покое, сделал пассы — провел рукой вдоль её живота, вдоль срединного канала. И смотрел ей пристально в глаза. Сказал, что в ближайшее время она обязательно забеременеет.
Через полгода я опять приехал в Таганрог. Она пришла уже с животом. Сказала, что буквально через несколько дней у нее прекратились месячные. Еще спросила меня, кто будет, мальчик или девочка. Сказала, что муж не верит, что это я как-то повлиял.
У меня были уже свои методы определения пола будущего ребенка. Я ее, конечно же, опросил, как она себя чувствует, ведь для сохранения своей репутации я должен был не ошибиться. Она сказала, что ей постоянно снится, что родится девочка. Я предположил, что будет девочка. Тогда она спросила, может ли быть так, что она будет похожа на меня, ей так снилось, несмотря на то, что она меня видела всего два раза по 2-3 минуты!
Я знал, что такие случаи бывают, что каким-то чудесным образом сильная эмоциональная связь может оказать влияние. Все было бы ничего, но у нее очень ревнивый муж был, осетин. Он еще раньше начал ее ко мне ревновать, а уж когда родилась голубоглазая светлая девочка, то и вовсе — ужас.
Они-то люди простые. Им не объяснишь, что бывают рецессивные признаки и доминантные, и что в девочке проявились рецессивные гены ее мамы или бабушки, а не черноволосого и черноглазого мужа.
Как, по-вашему, связаны счастье и деньги?
Я понимаю, что деньги имеют энергетическое значение. Если мы берём такси и едем от Медведково до центра, то мы меняем свои деньги на энергию бензина, на энергию водителя, преодолевающего пробки, на энергию разработчиков этой машины — есть ведь разница — «Мерседес» это или, извините, «Запорожец».
Вложены интеллект, воля, время. Затрачена энергия. Человек, который платит, вначале должен получить деньги, обменять свою энергию, свой опыт и образование на материальные блага. Много денег — значит, человек обладает большой энергией, и ему есть, что предложить другим людям.
Откуда человеку брать эту энергию? Из природы, из путешествий, из общения. Сейчас модно, например, посещать места силы.
Вы пока ничего не сказали о счастье.
Вот, кстати, фотография Довганя, мы встречались, он успешный, энергичный человек. Деньги — это один из каналов, связывающих нас с миром. Я считаю, что счастье переживается в состоянии равновесия с миром по всем каналам.
Вы занимаетесь методикой контролируемых сновидений, как этому вы учите и зачем это нужно?
Человек треть жизни спит. И многих сильно интересует — что же там происходит, в мире сна. Мне это интересно
тоже, не знаю, как вам. Еще мне интересен тот факт, что человек может влиять во сне на свою физиологию, особенно — в промежуточных состояниях между сном и бодрствованием, в просоночном состоянии.
Если у человека происходит осознание себя во сне, то мы видим сны, мы тогда можем знать о них. И мы можем задавать себе программы на улучшение своего здоровья, на овладение новыми способностями. Можно вывести себя на пик физической формы, например, если ты спортсмен, перед соревнованиями.
А есть какой-то простой способ этому научиться?
Я знаю, что сейчас продается прибор, который позволяет научиться контролировать сны.
Простой дорожки нет. Это очень сложно, требует больших усилий. Но это и многое даёт. Я считаю, что в какой-то мере, — это вершина саморегуляции. Суть моей методики — погружение в сон из состояния аутогенной тренировки, тело спит, а сторожевой пункт в сознании работает. Это как самогипноз. Человек понимает, что спит. Из образов, которые ему доступны, он сам может собирать свои сны. Что интересно, эти сны способны материализоваться.
Допустим, человек хочет поступить в институт, и он создает красочный яркий образ успешного прохождения своего экзамена. И потом, в реальности, все так и случается, порой даже вытягивает тот билет, на который «отвечал» во сне. Это происходит не только чудесным образом — человек готовился, и он знает все, но сон создает предпосылки для эффективного воспроизведения знаний, для такой мобилизации.
А вы видите сны?
Я сны не вижу, я их создаю. Только тогда, когда мне это нужно, только такие, которые мне нужны, чтобы реализовать какую-нибудь новую программу или проект. А так просто — нет, я очень давно занимаюсь саморегуляцией, и могу контролировать свои мысли, эмоции и сны.

 

Материал опубликован на http://www.popsy.ru/articles/full/stati/intervyu_s_gennadiem_goncharovim_gipnoz/